За стеной
За стеной

​​Мои рабочие условия и трудовой коллектив — мечта этнопсихолога. Офисное пространство школы, в которой я преподаю, устроено так, что иностранные учителя трудятся буквально бок о бок с местным персоналом. Благодаря этому особо заметен контраст между китайскими коллегами и, например, товарищами-американцами. В то время, как преподаватели из Штатов, действительно, обладают более широким кругозором и склонны к аналитическому мышлению, у китайцев есть черта характера, которая не может оставить меня равнодушным — они не жалуются попусту, не изливают душу первому встречному по поводу превратностей судьбы, не загоняют про длинные трудовые часы и несправедливую заработную плату.

В течение первого года в должности “ESL teacher” мой рабочий стол стоял ровно напротив рабочего стола американского коллеги (назовем его «Сэм»). Наши взгляды, жизненная позиция и отношение к Китаю настолько различались, что между нами почти сразу опустился невидимый «железный занавес» в лучших традициях холодной войны. Общался Сэм исключительно с коллегой справа от меня. Американец не столько общался, сколько заливал на тему, как его задолбал Китай, как несправедливо с ним ведет себя начальство, как ему осточертела карьера преподавателя. Со временем все в офисе стали относиться к Сэму как к бомбе замедленного действия, которую вот-вот разорвет. К счастью, контракт американского парня истек раньше, чем его бомбануло.

Надо сказать, что по меркам Китая и индустрии ESL (English as a Second Language) платят иностранным сотрудникам нашей компании прилично — жить можно припеваючи. Конечно, пашем мы с связи с этим как кони, но это не мешает мне краснеть, когда я узнаю о сравнительных копейках, которые получают мои не менее квалифицированные китайские коллеги.

Однажды, после рабочего дня с шестью часами интенсивного преподавания я тщательно отмывал руки от следов маркера в раковине общественной уборной. Я люблю свою работу, но в такие моменты невольно смотришь в зеркало, встречаешь свой усталый взгляд и задаешься вопросом — «а на кой черт?». В уборную присвистывая и чуть ли не пританцовывая залетел Чарли — наш китайский преподаватель со смешным австралийским акцентом. Чарли тоже приступил к ритуалу отмывания чернильных следов на пальцах рук. После обмена любезностями я поинтересовался, а сколько у Чарли сегодня учительских часов:
Шесть в этом центре...
А после небольшой паузы добавил:
И еще три в другом.
Ого! И так каждый день? — мои брови полезли в сторону темечка.
Нет, конечно, у меня есть один выходной в неделю.
Занавес.

Со временем у меня возникает чувство, что жаловаться в Китае — это социальное табу. Возможно, именно поэтому иностранные компании до сих пор переносят свои производства в Застенье. Рабочая сила здесь уже не такая дешевая, как в лихих 90-х, но трудятся местные жители все так же безропотно.