За бугром
За бугром

Кому на Америке жить хорошо

Читатели удивились, как врач смог содрать со страховой $1,600 за несколько часов работы. Сегодня расскажу, как старый Джон, автомеханик из Пенсильвании, вытянул из моей страховой в десять раз больше — $15,000 с разменом.

31 декабря 2018 года я разбил свою машину. Вы сейчас закатите глаза и хором осудите: «все ясно — новый год, пьяный за рулем, ДТП». На самом деле я разбился еще до празднования и первой капли алкоголя — около трех часов дня, когда поехал в ближайший «Волмарт» за салатом.

Как это было? На новогодние праздники мы сняли коттедж в горах в Пенсильвании: пять спален, терасса и мангал — все, что нужно для зимнего счастья. В разгар готовки на стол, когда все усердно притворяются, что делают что-то на общее благо, установлено было, что у нас радикальным образом не хватает листьев салата. Женщины забили тревогу, мужчины провели совещание, на котором решили — за салатом надобно ехать.

А в горах, как вы понимаете, магазины не на каждом углу: посмотришь прямо — тьма лесная, налево — озеро, направо — олени с утками. Выясняется, что ближайший магазин — это «Волмарт» в двадцати вёрстах. Пилотом-добровольцем на миссию вызвался я. Справил на колесо гагаринскую традицию, взял второго пилота и сказал «поехали!».

Тяжелая машина, горы, холод, гололед, летняя резина и веселое настроение — вот идеальный рецепт для аварии. Видимо, дураки и дороги — проблема не только России. При спуске с горки машина теряет сцепление и больше не отзывается на руль. Впереди — обрыв метров на десять, отгороженный металлическим забором. Волею судеб наш аппарат направляется прямо в отбойник, а не мимо него — в таком случае я бы сейчас вряд ли писал эти строки.

Посадку сложно назвать мягкой — к такому меня не готовили. Занимательно, что основной урон нам нанесло не само столкновение, а нокаутирующий удар подушек безопасности (свои очки я позднее нашел в багажнике — они улетели туда от удара). На несколько секунд я потерял сознание. Когда очнулся, понял, что сижу в задымленной машине, запутавшись в подушках, а второй пилот с разбитой губой уже выбирается наружу. Вышли, осмотрелись: вроде, живы и целы, вокруг никого, кроме заикающегося от шока барсука, который спросил: «с вами все в порядке, сэр?». Хотя, может, мне с испуга так померещилось.

По доброй американской традиции на место национальной катастрофы прибыло человек триста пятьдесят — разве что Президент не почтил нас визитом. Полицейские, шерифы, пожарные, врачи, сотрудники дорожных служб — все они были уже минут через десять. Меня по очереди опросил сперва коп, затем врач и психолог. Прознав, что я русский, шериф сразу расплылся в улыбке: «какой русский не любит быстрой езды?». Я юмор на разделил. Дали на подпись бумаги, в которых говорилось, что я сам дурак, вызвали эвакуатор и через час разъехались.

Но самое интересное, конечно, случилось потом. Машину отвезли в “John’s Precision Body Shop” — к старику Джону, который был единственным авторемонтёром в той местности. Через два месяца работ (которые на самом деле заняли несколько дней — замена колеса, бампера, крыла и капота) Джон без лишнего стеснения выставил моей страховой счет на $16,000. Шестнадцать тысяч долларов за работы, которые стоили тысяч восемь, даже если использовать запчасти из чистой платины.

Пока на дорогах есть дураки, а страховые делают выплаты не глядя — Джон из Пенсильвании будет жить хорошо.