Размышления иммигранта о жизни в США и не только.

Навигация: https://goo.gl/27mMFX

Связь с автором: @anton_nyc

Инстаграм автора: instagram.com/golub3w

По вопросам иммиграции: @denis_shuvalov — мой партнер, директор российского офиса.

Кому на Америке жить хорошо

Читатели удивились, как врач смог содрать со страховой $1,600 за несколько часов работы. Сегодня расскажу, как старый Джон, автомеханик из Пенсильвании, вытянул из моей страховой в десять раз больше — $15,000 с разменом.

31 декабря 2018 года я разбил свою машину. Вы сейчас закатите глаза и хором осудите: «все ясно — новый год, пьяный за рулем, ДТП». На самом деле я разбился еще до празднования и первой капли алкоголя — около трех часов дня, когда поехал в ближайший «Волмарт» за салатом.

Как это было? На новогодние праздники мы сняли коттедж в горах в Пенсильвании: пять спален, терасса и мангал — все, что нужно для зимнего счастья. В разгар готовки на стол, когда все усердно притворяются, что делают что-то на общее благо, установлено было, что у нас радикальным образом не хватает листьев салата. Женщины забили тревогу, мужчины провели совещание, на котором решили — за салатом надобно ехать.

А в горах, как вы понимаете, магазины не на каждом углу: посмотришь прямо — тьма лесная, налево — озеро, направо — олени с утками. Выясняется, что ближайший магазин — это «Волмарт» в двадцати вёрстах. Пилотом-добровольцем на миссию вызвался я. Справил на колесо гагаринскую традицию, взял второго пилота и сказал «поехали!».

Тяжелая машина, горы, холод, гололед, летняя резина и веселое настроение — вот идеальный рецепт для аварии. Видимо, дураки и дороги — проблема не только России. При спуске с горки машина теряет сцепление и больше не отзывается на руль. Впереди — обрыв метров на десять, отгороженный металлическим забором. Волею судеб наш аппарат направляется прямо в отбойник, а не мимо него — в таком случае я бы сейчас вряд ли писал эти строки.

Посадку сложно назвать мягкой — к такому меня не готовили. Занимательно, что основной урон нам нанесло не само столкновение, а нокаутирующий удар подушек безопасности (свои очки я позднее нашел в багажнике — они улетели туда от удара). На несколько секунд я потерял сознание. Когда очнулся, понял, что сижу в задымленной машине, запутавшись в подушках, а второй пилот с разбитой губой уже выбирается наружу. Вышли, осмотрелись: вроде, живы и целы, вокруг никого, кроме заикающегося от шока барсука, который спросил: «с вами все в порядке, сэр?». Хотя, может, мне с испуга так померещилось.

По доброй американской традиции на место национальной катастрофы прибыло человек триста пятьдесят — разве что Президент не почтил нас визитом. Полицейские, шерифы, пожарные, врачи, сотрудники дорожных служб — все они были уже минут через десять. Меня по очереди опросил сперва коп, затем врач и психолог. Прознав, что я русский, шериф сразу расплылся в улыбке: «какой русский не любит быстрой езды?». Я юмор на разделил. Дали на подпись бумаги, в которых говорилось, что я сам дурак, вызвали эвакуатор и через час разъехались.

Но самое интересное, конечно, случилось потом. Машину отвезли в “John’s Precision Body Shop” — к старику Джону, который был единственным авторемонтёром в той местности. Через два месяца работ (которые на самом деле заняли несколько дней — замена колеса, бампера, крыла и капота) Джон без лишнего стеснения выставил моей страховой счет на $16,000. Шестнадцать тысяч долларов за работы, которые стоили тысяч восемь, даже если использовать запчасти из чистой платины.

Пока на дорогах есть дураки, а страховые делают выплаты не глядя — Джон из Пенсильвании будет жить хорошо.

Укол за $1600

Если спросить у американца о его отношении к местной системе здравоохранения, он задумчиво посмотрит вдаль, докурит до фильтра одной тяжкой и вздохнет: «все сложно». Каждый, кто хоть раз оплачивал медицинские счета, задавался вопросом, должна ли медицина стоить столько.

И речь даже не про открытые травмы, пластику сосков, подсадку лобковых волос на залысины или лечение преждевременной деменции. Недавно ваш покорный слуга обратился ко врачу с куда более скромной жалобой — с аллергией.

Тест показал, что аллергическая реакция у меня есть на все, на что взрослый организм в принципе может развить аллергическую реакцию, если очень постарается: на дураков, пыльцу и цветение чуть ли не всех существующих растений, шерсть, плесень, грибок и еще много чего — я даже не запомнил. Причем реакция сильная, выраженная, укладывающая меня в кровать и не дающая потом встать.

«Это все равно, что вы круглый год живете в состоянии гриппа, только без температуры» — с ласковым энтузиазмом прокомментировал мое состояние доктор. Спасибо, я и без вас чувствовал, что умираю.

Что делать? Выход есть, говорит старый еврей со своей практикой в центре Бруклина. Я назначу вам медикаменты, а раз в неделю вы будете приходить ко мне на “allergy shots” — это такая методика лечения аллергии, на которую подсаживают всех американцев.

Задумка следующая: в течение 2–5 лет тебе раз в неделю делают укол с раствором веществ, вызывающих аллергическую реакцию. Концентрация веществ постепенно растет, а организм, по идее, должен к ним адаптироваться и перестать реагировать.

Как методика работает на практике — я расскажу через 5 лет, если доживу и канал в очередной раз не закроется. Зато уже сегодня могу рассказать о том, сколько это стоит.

За первую консультацию, проверку на аллергены, рецепт на медикаменты и три укола доктор выставил страховой счет всего на $1,600. Врач провел со мной не больше полутора часов. Значит, час его работы обошелся в $1,066. Девять рабочих часов в день — $9,600. Двадцать два рабочих дня в месяце — двести тысяч.

Почему я не врач, черт побери?

Счастье по Толстому

Год назад я рассказывал о технике личной эффективности, которую я выдумал и сам использую до сих пор — об обратных списках дел.

В двух словах о технике: вместо того чтобы составлять список дел на день/неделю и затем вычеркивать выполненные пункты, я предлагаю записывать в список дела только по мере их выполнения. Вы начинаете день с чистого листа, а к вечеру видите все пункты, которые успели выполнить.

В конце дня вы получаете документ, подчеркивающий ваши результаты, а не указывающий на то, что не успели сделать. Это повышает уровень счастья и удовлетворения от работы: с такими списками приятнее работать, они мотивируют делать еще и еще. Традиционные же списки дел только пугают и вызывают фрустрацию.

За год с момента поста я получил около сотни писем от читателей, благодарных за технику. Кто-то применил ее для учебы, кто-то для работы, другие — для бизнеса. Один чувак даже повесил методу в офисе и обучил сотрудников. Короче, техника помогает людям, и потому я решил продолжить тему счастья от работы и вне ее.

Баланс работы и жизни, стресса и счасья — важная для меня тема. Все близкие знают, что я могу работать 12–14 часов в день в течение месяца с редкими перерывами на еду и отправление нужд, присущих нам, несовершенным хомо.

Часто бизнес загоняет меня в состояние, когда я не могу отдохнуть даже в свободное время: лежишь на диване в свой «выходной», а все мысли заняты клиентами, партнерами, проблемами и налогами. Идешь в кино — вместо фильма крутишь в голове планы на неделю. Отдыхаешь в Майами, но вместо пальм и моря перед глазами сотни пропущенных сообщений и чувство чего-то невыполненного.

Знакомо?

Если вам это знакомо, значит, вы в такой же жопе, что и я. Но из нее есть выход. Для меня открытием стала фраза, которую приписывают Толстому: «Счастье есть удовольствие без раскаяния». Не знаю, кто сказал это на самом деле, но мысль проста и гениальна.

Чтобы быть счастливым, чтобы по-настоящему испытывать радость от отдыха или общения, надо выключать чувство «долга перед работой». В бизнесе это особенно сложно: часы не нормированы, все дедлайны были вчера, а недовольные клиенты найдут тебя и под землей.

Я нашел два решения.

Первое решение — личный и рабочий телефон. Удивительно, что я не додумался до этого раньше (если у кого-то оставались сомнения в неделекости автора канала, устраняю их). Последние полгода я живу с двумя сим-картами. Один номер знают клиенты, сотрудники и партнеры, второй — только любимые, близкие и друзья. Если я назначил себе выходной, то звонки на рабочую линию безжалостно направляются в автоответчик.

Второе решение — заранее назначать список ключевых дел на неделю (я делаю это в воскресенье), и как только он выполнен, ничего туда не добавлять, а оставшееся время проводить без «раскаяния». Этот список я фиксирую на маркерной доске в своем кабинете. Его исполнение означает начало моих «выходных» — в эти дни я не имею права думать о работе, клиентах, тревогах и деньгах. «Выходные» могут начаться в четверг, могут в субботу, а могут и не случиться вообще — тут все зависит от моей продуктивности в течение недели.

Рецепт счастья по Толстому вы прочитали выше. Теперь держите мой:

1. Обратные списки дел на каждый день.
2. Единый список важных дел на неделю, после которых начинаются выходные без права думать о работе.
3. Личный и рабочий номер телефона.
4. Лайк этому посту.

Спустя год

Последний год я провел в американской тюрьме.

Меня арестовали за неуплату налогов в крупном размере — в судебных материалах указано, что в IRS недосчитались $759,034 и 45 центов за последние два года.

Как меня брали? Штурмовал спецназ при поддержке армии. Два вертолета, четыре собаки, в ближайшем к дому водоеме — авианосец. Выбили дверь в дом, мордой в пол, башмаком по спине. Предлагали «хранить молчание». Наручники, поездка с мигалками в участок, суд и зона.

Я отбывал наказание в штате Нью-Джерси, ел кашу, плевал в стену, представлял себя Давидычем, но присесть 1500 раз так и не смог. Письма на волю не писал, десять книг в сутки тоже не читал. На интервью с Дудем не позвали. Зато написал постов на год вперед: с контентом на «За бугром» теперь проблем не будет.

Надеюсь, вы понимаете, что это полная чушь. Хотя именно эта чушь была самой популярной версией моего исчезновения. Так что же случилось?

Последний год я провел у себя дома.

Меня не убили, не арестовали и даже не депортировали на родину. В моей жизни мало что изменилось, кроме одного — я перестал вести «За бугром». И теперь я обязан объяснить, почему так и что будет с каналом дальше. Причины три.

Первая причина — мне было нечего сказать. «За бугром» я начинал с убеждением, что контент не должен быть вторичным. Я никогда не писал посты ради постов. Год назад мне стало сложно это делать. Формат канала ограничивал меня темой жизни в Америке, а мои интересы идут за ее пределы. Как только я понял, что мне нечего сказать, я замолчал — в нашем случае на год.

Вторая причина — моя работа. Проекты, в которых я работаю, развивались так быстро, что мы не справлялись с ростом. Последний год я работал по 12 часов в сутки с редкими выходными.

Некоторые читатели помнят Паразайт: наш сервис вырос за год в два раза и добавил много крутого функционала. Сейчас половина команды делает новый SaaS-проект, о котором я расскажу на канале во время запуска через полгода.

Другой мой бизнес, о котором я не рассказывал на канале — иммиграционный. Вместе с иммиграционными адвокатами и образовательными экспертами мы делаем иммиграцию в США.

Этот бизнес рос на 100% в месяц последние 8 месяцев, потому что мы сделали уникальное предложение. Мы нашли банк-партнер, который согласился выдавать нашим клиентам кредит на образование в США без залога и поручителей, а мы стали давать гарантию возврата денег по договору на поступление в США и получение кредита с нашей помощью. Нас завалило контрактами так, что каждую неделю мы нанимали в команду нового менеджера или преподавателя.

Третья причина — доступ к аккаунтам. Доступ на ведение канала был у двух аккаунтов в Телеграме. Доступ к одному из них я утратил по своей глупости, второй аккаунт — каким-то образом угнали. Если с этих аккаунтов в мое отсутствие работали мошенники, напишите мне в личку (@anton_nyc), попробуем разобраться. Сейчас доступ к каналу восстановлен и есть только у меня.

Я больше не анонимен. Два года канал был анонимным. Я не люблю публичность и не хотел, чтобы меня кто-то узнавал. Но поддерживать анонимность стало бессмысленно: я учредитель в нескольких компаниях, и мои данные пробиваются за три минуты на любом ноутбуке с интернетом. Затея с анонимностью была утопичной.

Если повторить опыт Давидыча с отсидкой не получилось, то побратаюсь хотя бы со Сталингулагом и его деаноном. Всем привет, меня зовут Антон, и вот мой Инстаграм: instagram.com/golub3w

За последний год я много путешествовал: несколько раз был в Лонг-Айленде, Апстейте, Бостоне, Майами, Лос-Анджелесе, Сан-Диего и других городах. Фотоотчеты с поездок — в сохранных историях моего личного профиля.

Что будет дальше?

1. Я продолжу писать, пока вам это интересно. Постов будет немного — от одного до двух в неделю.

2. Сменится формат. Я буду и дальше писать об Америке, но позволю себе больше размышлений о бизнесе и других темах, которые мне интересны.

3. У канала есть несколько чатов, но за год они умерли и обросли спамом. Я прекращаю их поддержку. В Телеграме есть много живых чатов об Америке: найдите их и пользуйтесь.

Целую, дорогие мои.

Я жив.

Скоро расскажу, что случилось. Если вам интересно, конечно.

Жить каналу или не жить — решать вам, оставшимся спустя год моего отсутствия читателям. Этому вопросу посвящено голосование под постом.

А я либо продолжу писать для вас про Америку и бизнес, либо уйду навсегда.

Погряз в проблемах и работе. Пропал от вас на две недели, любимые мои. Скучали? Канал продолжает вещание, но начинает с партнерской подборки других каналов, где тоже есть что почитать:

@freakbook — подборки интересных статей рунета за сутки на разные темы. Автор канала отбирает статьи из 200 источников и указывает для каждой аннотацию и время на прочтение.

@aavst55 — политика, аналитика и история в одном канале. Подписывайся и «наблюдай» вместе с главным редактором радиостанции «Эхо Москвы» Алексеем Венедиктовым.

@hardchannel — место от которого бегут мурашки по коже. Криповые истории реальных людей. Это как сходить на хоррор в кино, получить всю палитру эмоций, но всего за пару минут.

@ru4chan — лучшая борда в мире, объединяющая людей разных слоев, теперь и для СНГ. Абстрактные мемы, главное из новостей мира и политики.

@oldlentach — канал легендарного «Лентача». О том, что происходит в России и в мире – здесь рассказывают на языке мемов.

Платная парковка в Нью-Йорке

Самое большое наслаждение на свете мне доставляет оплата парковки.

Платный паркинг — первый признак современного и комфортного города. В Нью-Йорке тариф составляет от $1 до $7 в час. Чем популярнее место и чем меньше там доступных слотов, тем дороже запарковать свою тачку.

Часть городского шарма Нью-Йорка — нечитабельные знаки условий парковки. На десяти квадратных миллиметрах градостроительный чиновник умудряется разместить уйму информации: в какое время на улице проходит уборка (нельзя оставлять машину в уборочные часы — штраф), в какое время парковаться можно бесплатно, а в какое — только платно, можно ли оставить обычную машину или только такси, когда начинаются школьные дни (во многих местах парковка зависит от расписания школ) и даже по каким дням все эти правила в принципе работают, а по каким на все перечисленное можно забить.

Не удивлюсь, если американские гении вроде Илона Маска воспитываются именно на чтении и осознании подобных уличных знаков — каждодневная тренировка когнитивных способностей не проходит зря.

Насколько ужасны парковочные знаки, настолько чудесно городское приложение для оплаты парковки. Для платежа даже не нужно выходить из машины и скакать через лужи к паркомату: все можно сделать на телефоне. К приложению привязана банковская карта — стоимость парковки списывается автоматически, достаточно ввести номер зоны. Телефон заботливо предупредит за 15 минут до завершения сессии; продлить ее можно в том же приложении.

А вы за платную парковку?

Переводчик на язык жестов

Американцы абсолютно, чудовищно, бесповоротно помешаны на принципах инклюзивности — чтобы все в обществе, и мужчины, и женщины, и старики, и дети, и инвалиды имели равный доступ к общественным благам и информации.

По этой причине в городах соблюдается безбарьерная среда (колясочник может доехать куда угодно), ходят низкопольные автобусы, где водитель всегда готов помочь инвалиду занять место, в любой госслужбе, даже по телефону, есть переводчики на основные языки, а сайты крупных компаний должны быть созданы с учетом того, что ими могут пользоваться незрячие люди.

Даже функции голосового набора и чтения текста с экрана в вашем айфоне появились не по доброй воле Эппл (ха-ха, если бы), а скорее из-за неугомонных американских регуляций и общественного давления.

Но иногда Америка прыгает выше головы и удивляет даже меня, уже всё видевшего. Например, когда на выступление приводят не просто переводчика, а переводчика на язык жестов.

На видео — государственная конференция по устранению последствий урагана Флоренс, который ударил США пару дней назад и продолжается до сих пор. Но главный герой видео — не спикер, не начальник спасательной бригады и даже не сам чертов ураган. Главный герой, оставляющий всех в тени — это синхронный переводчик на язык жестов.

Во-первых, это красиво. Во-вторых, это самый харизматичный человек, которого вы когда-либо видели.

FEMA Update On Hurricane Florence | NBC News

Watch live coverage of Hurricane Florence as the category 1 storm threatens the southeast coast. As of Friday morning, the storm has left more than 370,000 w...
| YouTube

Монетопожирающая машина

Во многих американских магазинах стоят вендинговые автоматы для мгновенного обмена железных денег на бумажные — абсолютно гениальное изобретение для тех, кто, как и я, ненавидит мелочь.

Есть несколько поводов презирать монеты. Во-первых, в Америке ими невозможно пользоваться — номинал на «железе» указан мелко и невнятно, приходится вглядываться. Во-вторых, дома монеты имеют ту же вредную привычку, что и грязные носки — скапливаться в самых неподходящих местах. Небольшие кучки монет стохастически нарастают в прихожей, на кухне, на балконе и даже в туалете. В-третьих, мелочь оттягивает карманы и делает ваш силуэт неуклюжим. В-четвертых, монеты гремят в машине — ваш новый Мерседес заиграет словно старый Солярис.

Установки по мгновенной переработке мелочи в кэш — настоящее спасение. За обмен берут несколько процентов от оборота, но какая к черту разница, если вы меняете пятнадцать с половиной баксов? Жалко три цента?

Либо такие установки уже появились в России, либо у мамкиного предпринимателя, читающего мой канал, появилась идея для бизнеса.

В Инстаграме «За бугром» — 10 тысяч подписчиков. Это значит, что я скучен, слаб и никому не нужен. В Инстаграме у Дани Богача — 237 тысяч подписчиков. Что это значит? Он умён, успешен и пользуется популярностью.

Чтобы быть как он — зарабатывать бабки, продавать рекламу и получать блогерские привилегии, надо развивать личный бренд. Именно этим и занимается Данила, а особенно специализируется на развитии Инстаграма.

Если хотите раскрутить свой аккаунт и начать бесплатно путешествовать, одеваться, ужинать в лучших ресторанах — вы по адресу.

Он продавал конкурсы вместе с такими блогерами, как Амиран Сардаров, Николай Соболев, Ольга Бузова, Анастасия Ивлеева, Тимати и Гусейн Гасанов. На сентябрь запланирован крупный гив с Юрой Кузнецовским — на него еще можно попасть.

Среди клиентов Данила — блогеры Косенко, Ходжаев, Серебренников, Алан Енилеев, Алена Мурлаева и бренды уровня Шварцкопф и Юлмарт.

Если вы предприниматель, говорите по-русски и читаете этот пост, вероятно, вам следует обратиться к Даниле за созданием личного бренда.

Читателям «За бугром», купившим участие в гиве в течение двух дней, Данила дает скидку — 15%. Например, можно получить 100 тысяч живых подписчиков за 60.000₽, хотя обычная цена для всех — 70.000₽. Просто напишите, что вы пришли отсюда, и не забудьте описать цели и задачи, которые ставите перед личным брендом.

Ссылка для связи с Данилой в Телеграме:
@bogachdanila

#постоплачен #налогуплачен