WrongTech
WrongTech
Denis Sivkov

У юиксеров - специалистов, которые исследуют, как пользователи реагируют на интерфейсы, есть проблема «профреспа», или профессионального респондента. Это такой человек, который участвует во всех исследованиях подряд за деньги. Юиксеры часто ищут пользователей с определенными характеристиками: под конкретный продукт, возраст, пол, достаток и т.п. То есть исследователи озабочены тем, что к ним на исследование придет ненастоящий пользователь. Юиксеры, как правило, сетуют на то, что рекрутинговый агенства недобросовестно делают свою работу. По словам одной сотрудницы отдела UX в крупном российском банке: «Почти нет нормальных рекрутинговых агентств, они все говняные, работать не умеют, и нам приходится писать самим скринер, чтобы наши респонденты были качественные. И когда я пишу методологию я пишу вопросы во второй раз, которые позволят мне проверить качество респондента, не наврал ли он агентству». Несмотря на такую дополнительную проверку, некоторые отчаянные персонажи все равно обходят фильтры. Тогда вся надежда на память, чтобы «схватить за руку» «пользователя», который уже приходил на другое исследования. Одна моя информантка рассказала про такого профреспа, который пришел еще раз: "Ко мне пришел чувак, он… У меня как раз было исследование банков. Он пришел ко мне, нормально все отвел. Единственное, мы нашли опечатку в том списке респондентов, который нам послали. И в его паспорте на одну букву опечатка. Он послал нам, что он Волков, а он Болков, Полков, -неважно. И мы тогда списали это на то, что просто какая-то опечатка. Я его проинтервьюировала, он абсолютно нормально ответил.Не было подозрений, что он профресп. Но было очень смешно, что он через две недели или месяц, он пришел снова, и он пришел в той же рубашке! Ты понимаешь? А я же говорю, что я сидела у входа, и он пришел, я говорю: «Он что, опять на исследование?». Я говорю: «Он был у нас месяц назад». Он у меня… Он пришел уже на чужое исследование, и мы его выгоняли. Потому что он пришел, и опять была опечатка на одну букву. Мы ему сказали, что вы у нас были ,он такой «нет, ничего незнаю». Мы ему говорим: «У нас видео есть, у нас хранятся видео». И он такой: «Ой, ничего не знаю, наверное, спутали что-то» и слился».
В другом случае исследователя выручила смекалка. Он рассказывал, что ему попался такой «респондент» во время юзабилити-тестирования: «Во время тестирования я не очень ее подозревал. Она просто была нервная на иголках. Очень разговорчивая. Во время тестирования ничего не заподозрил, мне просто показалось, что она немного нервная… Она была необычная по ее кейсу использования продукта… У нее было непривычно много денег на счету. У нее отец положил ей много денег на счет. Когда я смотрел ее видео и анализировал, там был момент, когда ей пришло смс. Не помню, какое там было имя и привлекло ли мое имя того, кто прислал сообщение, но там была странная фраза «А у меня модераторша следит». И я подумал, что она сейчас переписывается с кем-то из других респов». Обманщица не учла, что ее гаджет будет виден исследователю и/или забыла отключить чат. Конечно, российский UX - это не только «дискурс подозрения», но исследователи придумывают всякие штуки, чтобы заполучить «настоящего» пользователя.