​​Джордан Питерсон

Каким-то невероятным образом обсуждение Егора Жукова трансформировалось в обсуждение Джордана Питерсона (в связи со ссылками Жукова на Питерсона по сакраментальному вопросу на букву "ф"). Теперь сливки отечественной твиттер интеллигенции, наконец-то, открыли для себя канадского профессора, чья слава уже движется к закату. А местные любители гендерных grievance studies наперебой разоблачают "лжеученого", отрицающего объективную реальность классовой борьбы.

Кто такой Джордан Питерсон? Шарлатан, лжеученый? Никак нет. Он изучал литературу и политологию, работал в разных университетах, защитил докторскую по клинической психологии. У него есть научные работы - одна достаточно забавная и посвящена влиянию художественной литературы на развитие эмоционального интеллекта читающего.

Слава пришла к Питерсону в 2016-ом году, ему уже было 54 года. Тогда канадский профессор прославился выступлениями против закона об обязательном использовании гендерно-нейтрального языка в университетах. Затем последовали интервью с миллионными просмотрами, в которых профессор лихо громил набившую оскомину политкорректность, называя ее новым трайбализмом. Со временем Питерсон превратился в интеллектуальную рок-звезду, разъезжающую с лекциями по городам и селам.

В 2018-ом Питерсон выпустил книгу "12 правил жизни: противоядие хаосу". Это произведение в модном жанре self-help, по сути предлагающее мягкую форму стоицизма, где отсылки к божественному логосу заменены отсылками к эволюционной и когнитивной психологии (что лучше заходит современной аудитории). И написание self-help литературы - это клиническому психологу вполне себе по специальности (вспомним также стоические корни когнитивно-поведенческой терапии).

Здесь Питерсон делал хорошее дело. Современный мир пугающ и сложен, он регулярно ставит людей перед проблемами отчуждения, сложностями идентичности, поиском своего места в запутанной социальной структуре. Спастись здесь можно двумя способами: либо обратившись внутрь себя, к развию разума и добродетели, как предлагает Питерсон (пускай даже иллюстрируя это, прости господи, лобстерами), либо начав искать спасение в инстинктах, в уюте малой группы, теплоте древного племенного сообщества. Это предлагает нам "политика идентичности" как в левом, так и в альтрайтовском изводе.

Но что в итоге случилось с Питерсоном? Риторика Питерсона постепенно все больше и больше смещалась от личной добродетели к разоблачению врага - в лице "культурного марксизма". Главная проблема в том, что, будучи психологом, а не философом, Питерсон банально не знает, что это такое. И едва ли понимает, чем постмарксизм отличается от постстуктурализма. Поэтому воюет в основном с ветрянными мельницами, которые сам выдумал. Это завершилось закономерным позором на дебатах с Жижеком, где Питерсон на полном серьезе начал предъявлять тому "Манифест коммунистической партии". Ответом стало саркастическое "чувак, у нас 150 лет прошло".

Но чем больше Питерсон рубил соломенное чучело "культурного марксизма", тем более популярен становился у "темных интеллектуалов". Оно и понятно: любое сообщество, особенно маргинальное, нуждается в образе врага для укрепления своих социальных связей. Будь то белые цисгендерные угнетатели, злокозненная номенклатура или культурные марксисты - все это нужно для одного. Сплочения рядов, укрепления группы, акцентуации тех самых эмоций племенного общества.

Так Питерсон, который начинал с заявлений о том, что собирается спасать альтрайтов от группового мышления, сам превратился в проповедника группового мышления, променяв разум на популярность у прыщавых инцелов с имиджбордов. А с дерадикализацией молодежи теперь куда лучше справляется Натали Винн (contrapoints). Кажется, ситуация стара как мир, но тут все равно есть чему поучиться. Как говорил один из любимых авторов Питерсона: "когда ты долго вглядываешься в бездну - можно пожрать говна".