Еще немного темной стороны #metoo Здесь рассказывают историю несчастной девушки, которая сквозь слезы описывала в суде, как ее насиловал какой-то мерзавец. Затем выяснилось, что она активистка и борец с сексуальным насилием. Нет, активисток тоже насилуют. Просто оказалось, что у нее в соцсетях была методичка "как выглядит насилие" - и ровно по ней она шпарила на допросах (а иных доказательств там и не было). В другом случая дочка обвиняла папу. Пока не обнаружилось, что описание якобы случившегося насилия она позаимствовала прямиком из "50 оттенков серого".

Обвиняемым, при этом, поломали репутацию и карьеру, потрепали нервы, завалили счетами на адвокатов. Но кого это вообще волнует? Патриархат рубят - щепки летят.

Вишенка на торте: в канадской судебной статистике (а все происходило в Канаде) такие дела впоследствии фигурируют, как дела, которые не дошли до (окончания) суда. И нигде не будет указано, что причина этого - обвинения оказавшиеся ложными. То есть, их потом будут подшивать к статистике, иллюстрирующей тезис о том, как сложно жертвам сексуального насилия добиться правосудия.

Все это, конечно, не повод для того, чтобы отказываться от публичного обсуждения проблемы сексуального насилия. Однако любое самое благородное намерение несет в себе зерно возможности извращать и злоупотреблять. Именно поэтому нужны старые-добрые правила вроде презумпции невиновности, процессуальных норм и всего прочего.

https://quillette.com/2018/11/06/how-the-metoo-movement-helped-create-a-script-for-false-accusers/

How the #MeToo Movement Helped Create a Script for False Accusers - Quillette

The complainant, whom I’ll call Chloe, wept as she labored through her testimony. At several points, she was so overcome by emotion that court proceedings had to pause for a break. Throughout that first day of the preliminary hearing, she projected a sense of soft-spoken vulnerability, but also a certain inner strength. In the hallway outside the courtroom, she was surrounded by trained victim-services support workers, who helped her family avoid contact with the accused. As an observer in court that day back in 2016, I can attest that Chloe appeared highly credible. She seemed intent on answering every question to the best of her ability. On the drive home from the British Columbia courthouse where the proceedings were taking place, a colleague who’d accompanied me concluded, quite simply: “She’s very believable.” It had been a year since the alleged assault. Still, she was able to summon up details that brought those past events to life. Her speaking style was natural and unaffected. Absent-mindedly pulling…
| Quillette