Сегодня годовщина: 2 июня 1962-го, в разгар хрущевской “оттепели”, в городе Новочеркасск армейские части расстреляли демонстрацию рабочих, бастовавших против очередного повышения цен на базовые продукты питания. 26 человек убито, около сотни ранено. Затем последовал судебный фарс, в котором мнимым “организаторам” и “хулиганам” раздавали смертные приговоры (всего семь) и сроки по 15 лет. В этой истории содержится примерно все, что нужно о советском союзе: за год до того советское государство запустило в космос первого человека (средств хватило), через полгода притащило ядерные ракеты на Кубу (тоже средств хватило), а в промежутке между этим - отправляло войска расстреливать собственное население, недовольное тем, что у него не хватает денег на мясо и колбасу. Но есть в этой истории один восхитительный нюанс.

“У них нет хлеба? Пусть едят пирожные!” - эту фразу никогда не произносила Мария Антуанетта, однако эти слова долгое время использовались в той же советской пропаганде, в качестве иллюстрации несправедливости творившейся при “старом порядке”. Юмор заключается в том, что эта фраза действительно была произнесена - как раз в самом прогрессивном государстве на свете, в стране рабочих и крестьян. Ее бросила номенклатурная рожа в адрес тех самых новочеркасских рабочих, пришедших жаловаться на очередное повышение цен. Британский историк Джеффри Хоскинг так это описывает в своей книге про российский 20-век (“Правители и жертвы: русские в советском союзе”):

К полудню перед зданием заводоуправления собралась толпа, рабочие обменивались комментариями подобно приведенным выше. Директор обозвал рабочих «бездельниками» и небрежно бросил: «Если у них нет денег на мясо и колбасу, пусть едят пирожки с печенкой».

Это бестактное перефразирование знаменитых слов Марии Антуанетты о пирожных, возможно, стало той искрой, от которой возгорелось пламя пожара. Один из рабочих, в прошлом комсомольский активист и целинник, живший в это время с беременной женой в маленькой каморке, в ярости выбежал из толпы и включил заводскую сирену. Звук сирены (это некое подобие набатного колокола, которым созывали крестьян на деревенский сход) заста вил еще большее число рабочих сложить инструменты, выбежать из цехов и собраться во дворе. Все они были возбуждены сообщением о повышении норм выработки и повышении цен. Некоторым пришло в голову остановить поезд на магистрали Саратов—Ростов, лежавшей в каких-то нескольких сотнях метров от предприятия. Как останавливают поезда, они видели в многочисленных фильмах о 1905 и 1917 гг. — они построили баррикаду, сломав деревянную ограду и подняв над баррикадой красный флаг. Забравшись на стоявший на приколе локомотив, они вывесили лозунг: «Сделаем из Хрущева колбасу!»

(а вот лозунг про “сделаем колбасу” надо бы запомнить)