На днях американец Мартин Шкрели, "самый ненавидимый миллионер на свете", получил семилетний срок за финансовые махинации. Вкратце, история такова: Мартин Шкрели, сын албанско-хорватских беженцев, работавших уборщиками, получил финансовое образование и сколотил состояние на бирже. Основал компанию Turing Pharmaceuticals и выкупил (у другой компании) лицензию на производство лекарства "Дараприм", при помощи которого люди с пониженным иммунитетом (в т.ч. больные ВИЧ) борются с паразитами. И тут же поднял цену за дозу с 13.5$ до 750$. Понятно, что сразу началось: "капиталистическая сволочь наживается на больных!" А Шкрели еще и подливал масла в огонь, рисуя фотожабы на либеральных журналисток в твиттере.

Окей, Шкрели - мерзавец. Но ведь есть важный вопрос, о котором не пишет прогрессивная пресса. Как вообще получилось, что кто-то может поднять цену на 6000% на лекарство известное уже 60 лет? Ведь по закону спроса и предложения сразу должна будет появиться альтернатива. В журнале "Ризон" объясняют в чем тут дело: "Дараприм" - это единственная версия пириметамина (действующее вещество) одобренная правительственным регулятором FDA (Food and Drug Administration). В США компания-изобретатель пользуется патентом 20 лет, а затем только может появиться то же вещество от другого производителя (дженерик). Однако для того, чтобы получить право на производство дженерика, желающий должен закупить большие объемы оригинального препарата у держателя патента и провести сравнительные исследования - только так можно получить одобрение FDA. Но и тут есть нюанс - американское законодательство подразумевают возможность введения режима ограничения (restricted distribution). Изначально он предназначался для ограничения продажи "опасных препаратов", типа метадона, но в результате превратился в лазейку. Сославшись на restricted distribution, компания может отказать в продаже лекарства желающим производить дженерик, а те не смогут провести исследования. Итог - сохранение монополии.

Именно этим и воспользовался Шкрели. Еще до суда Мартина вызывали в Конгресс, где конгрессмены всячески его стыдили. Там он предпочел отмолчаться, хотя мог бы разыграть сцену обратную известной сцене из ЗВ: "Ребята, я ваш сын! Это вы своими регуляциями дали мне возможность иметь легальную монополию и прибыль в 6000%!" Как пишет "Ризон", пользуется этой лазейкой далеко не только Шкрели, а многие фармкомпании. Видимо, просто ведут себя скромнее, взвинчивая цены на сотни, а не тысячи процентов. Предыдущую цену "Дараприма" тоже сложно назвать рыночной: 13.5$ за дозу - это 1350$ за курс. В Британии тот же пириметамин продается за пару-тройку баксов, но привезти его в США нельзя, ведь иностранные производства не одобрены FDA. Можно предположить, что Шкрели своей жадностью просто "спалил кормушку" - за что и пострадал.

Так в очередной раз оказалось, что в истории про бездушных капиталистов реальный корень зла - это законы и регуляции, которые вводили под соусом "общественного блага" и "защиты потребителей".