Ивана Голунова три дня назад не знал никто, кроме крохотной категории людей, которые запоминают имена авторов расследований на Медузе. Его расследования ко всему прочему нарочито скучные - про связи бизнеса, мэрии, коррупцию, ЕГРЮЛ, а все основное из каждого расследования можно уместить в две строчки. Сегодня Иван Голунов - главный человек страны. В четверг его арестовали, в пятницу предъявили обвинение в покушении на сбыт наркотиков, а в субботу суд вынес решение оставить Ивана под домашним арестом. Конечно, это только из-за беспрецедентной поддержки общества и наверное кто-то даже считает это победой. Победой мы могли бы считать жизнь в правовом государстве, в котором из-за процессуальных ошибок при аресте и обыске такое дело бы закрыли сразу же.

Аккуратные и трусливые люди скажут: "Давайте подождем, ведь это наркотики, а значит дело серьезное и не все так однозначно". Вот поэтому и наркотики. Потому что стигматизация наркотиков и наркозависимых в нашем обществе достигла запредельного уровня, такого же как крышевание ментами настоящих наркоторговцев. Сбытом считается "передать косяк", юзеров сажают за такой "сбыт" и на семь, и на десять лет. Бьются рекорды, получаются премии и звания, ситуация и не думает улучшаться.

Удивительно еще, как все осужденные по 228 статье ходят по улицам ровно с таким количеством наркотиков, которое совсем чуть превышает необходимый порог для того, чтобы сесть "за особо крупное". Ведь мысль "а возьму-ка я еще один грамм, чтобы, если повяжут, уехать сразу на десятку" - она такая логичная, что приходит в голову почти всем.

В эти дни количество людей, справедливо задумавшихся об эмиграции утроилось. Москва, конечно, лучший город Земли (особенно летом), но по 228 сидеть не хочется никому. Кстати, очень важно прочитать комментарий о том, что не так с доказательством вины по ст. 228. Если коротко, то нашей судебной практикой норма статьи "хранение/перевозка/сбыт и т.д. наркотических средств" рассматривается, как "формальный состав преступления". Преступление считается совершенным в силу доказанности факта обнаружения наркотиков (умолчим про то, что наркотики еще можно подбросить). Но презумпция невиновности требует ответить на вопрос "с чего бы этот человек хранил/перевозил/сбывал"? С чего бы правозащитники и журналисты, которые находят у вице-мэра Москвы пентхаусы на 1,5 миллиарда рублей, занимались сбытом мефедрона? Такая практика ставит нас всех под угрозу. Оглянитесь вокруг и сможете найти знакомых (через одно-два рукопожатия точно), которые были осуждены по 228-й. Если вы думаете, что для этого нужно перейти кому-то дорогу, вы ошибаетесь. Голунов, конечно, перешел, и сомневаться в его невиновности нет практически никаких оснований.

На суде Голунов рассказал, что его задержали в день сдачи первого черновика расследования о похоронном бизнесе, доходы от которого идут высокопоставленным силовикам. Что можно сделать?

▪️Первым делом прочитать расследования. Вот список расследований Голунова.

▪️Можно подписать петицию. Петиции на чейндж.орг никогда никому не помогали, но они показывают, что неравнодушных людей много (сейчас там больше 100 тысяч подписей).

▪️Здесь можно сделать пожертвование правозащитной организации "Агора": https://agora.legal/about/

▪️Если есть время и силы, можно выйти на одиночный пикет на Петровку.

И обязательно заведите себе адвоката, запишите его номер в телефон, никогда не разговаривайте с полицией.

И это не про политику. Это про нашу с вами свободу. Свободу жить так, как мы хотим, говорить, что мы хотим, путешествовать куда мы хотим.