Тихое Место
Тихое Место

​​Современные музмедиа разрушают такое понятие как «культовость»

В подкасте Дани Порнорэпа, Николай Редькин упомянул то, что просветительная модель рецензирования Pitchfork по состоянию на сегодняшний день должна считаться устаревшей, с чем я в корне не согласен. Моя мысль проста — если все вокруг будут полагаться на флюгерную модель фиксирования популярного и отрицания непопулярного, то единственным критерием для оценки станут продажи или актуальные в пост-советском пространстве прослушивания ВКонтакте.

Само слово «культовый» подразумевает почитание объекта культуры узкой группой людей. Культовым может стать что угодно: альбом с относительно низкими продажами, фильм с самым низким бюджетом, и даже видеоигра с устаревшей графикой. Издания-флюгеры, отказавшиеся от оценочной системы не способны зафиксировать культурную ценность того или иного объекта по самой элементарной причине — в их парадигме не существует инструмента для этого действия.

Отказываться от мнения — отказаться от самого себя, лишиться души. Автор-импотент, скрывающий своё «я» не имеет права на внимание. Если автора может заменить специально обученный искусственный интеллект, то какой смысл в его существовании? Да, машине чуждо чувство прекрасного, но благодаря обучению, нейросеть способна научиться подмечать особо важные для культуры вещи, и критерием для этого не обязательно должны быть лайки или другой инфо-мусор.

В реакциях пенсионеров на хип-хоп-музыку гораздо больше осмысления, чем в медиа-агрегаторе, которым занимаются профессионально обученные журналисты или авторы с годами опыта за плечами. Это СММ для мира мейнстримного контента, обезличенное и не имеющее никакого толку для наших потомков.

Pitchfork провели практически целое десятилетие, не поставив никому максимальную оценку, превратив своё одобрение в заветный и даже немного мифический символ подтверждения культовости, который нужно заслужить. Получить его может кто угодно, что делает процесс награждения непредсказуемым и патологически-идеологическим.

Что можно сказать об истории развития русского рэпа в мире интернет-журналов в 10-е годы, когда издания, вроде Медузы не могут рассуждать о чем-то более глубоком, чем «Горгород» и песни Скриптонита, а феномен Big Baby Tape в их восприятии ограничивается фразой «угадал спрос». Нельзя исследовать морское дно, не намочив ноги. А за десять лет произошло гораздо больше интересных вещей, чем «Горгород», просто вам их никто не показал.