завали ебальничек
завали ебальничек

Таперича, когда этого надоедалу Дурова заблокировали, напишу сюда что-нибудь про минералы. Нужно больше минералов, как говорили в эпичной компьютерной игре Старкрафт. История произошла в начале шестидесятых с одним аспирантом из МГУ. Был он геохимик, изучал свойства веществ под воздействием высоких давлений и температур.

Чтобы успешнее всё это изучать он ловко проник в Институт физики высоких давлений, там было побогаче с необходимым оборудованием. Аспирант был парень способный и после соответствующей колготни, косяков с калибровкой измерений температур и нескольких взрывов экспериментальной установки ему удалось синтезировать нечто новое из привезённого с гималайских гор кварца. Довольный собой аспирант всесторонне изучил свойства новой фазы Икс, а результаты изложил в форме статьи.

Перед отправкой статьи в редакцию только самые ленивые из коллег не сказали ему по три раза о необходимости включить директора в соавторы. Парнишке так или иначе надо было идти к директору за визой на публикацию, там он прямо ему и сказал - все говорят, что вас надо включить в соавторы, вы мол как на это смотрите? Директор на это конечно смотрел положительно, однако логика момента требовала исполнения некоего социального ритуала конституирующего его моральную правоту в данном вопросе. Директор с выражением произнёс первую фразу ритуала, - нет, нет, ну что вы?! Я очень известный учёный, и в Союзе и на Западе, мое соавторство в статье задвинет вас в тень! Любой опытный советский научный работник знает следующую фигуру этого танца. Один из вариантов продолжения, например, такой, - да как вы можете такое обо мне думать, Леонид Федорович?! Советский научный работник должен думать не о личной славе, а о том чтобы все участники работы были объективно представлены в списке соавторов! Ну и так далее, до тех пор пока начальник не убедится в том, что не включить его в соавторы будет величайшей несправедливостью. Небитый аспирант к подобным социальным ритуалам пригоден примерно так же как кусок вулканического туфа. Осознав это, директор несколько помрачнел и сказал, что кого-нибудь из института включить в соавторы всё таки надо. Ну так я эту, Светку Попову включу, она мне помогала пистоны для давилки у Семерчана воровать, - радостно отозвался аспирант. Аудиенция окончилась, статья ушла в журнал.

Прошло несколько месяцев, статью опубликовали, забытый аспирант продолжал копошиться со своим новым минералом, толок какие-то порошочки, светил на них рентгеном, донимал коллег рядами Фурье. Внезапно из самой Америки пришло ему письмо, а в письме оттиск статьи из заграничного геофизического журнала. В статье было написано, что в штате Аризона в метеоритном кратере геологи нашли кристаллики вещества, аналогичного по свойствам веществу синтезированному аспирантом Стишовым, и назвали они этот минерал - стишовит. Феминистки бы возмутились тому, как американские шовинистические свиньи возмутительно обошли стороной женскую соавторку. Но местному учёному совету было не до феминизма, случилось страшное - директора обделили! Напрасно в бурных дебатах предлагались новые, исправляющие американские ошибки, названия для минерала. Безутешный директор выгнал аспиранта из института, чтобы хоть как-то восстановить попранную справедливость.

Аспирант не пропал, защитил кандидатскую, пристроился в институт кристаллографии, защитил докторскую, стал член-корром, академиком, а потом и вовсе директором того самого института физики высоких давлений. Кроме того попутно выяснилось, что земной шар внутри почти целиком состоит из кварца, который в свою очередь на глубине нескольких сотен километров под давлением земной коры превращается в этот самый stishovite, SiO2, a very high pressure new mineral from Meteor Crater, Arizona.