Это вот в Москве, помимо митингов и задержаний на Хохловской площади, проходит закрытие, как принято теперь говорить, довольно легендарного спектакля «КОНАРМИЯ». И он такой не потому, что команда из трёх продюсеров – я, Женя Петровская и Наташа Тинякова – имели к нему прямое отношение, и не потому, что это был наш первый большой спектакль вместе с Мастерской Брусникина, и даже не потому, что это был первый спектакль Максима Диденко в Москве. И даже не потому, что это был последний проект Платформы: за месяц до ее закрытия мы сыграли «Конармию» там 5 раз, а потом переехали в ЦИМ. А легендарный он потому, что довольно милые студенты Школы-студии МХАТ в тот август и в тот сентябрь очень выросли – в настоящих солдат и настоящих людей, которых теперь все знают. А мы выросли вместе с ними. Года на три точно – за одно лето. Легендарный он потому, что все очень-очень-очень сильно старались, как давно не старались, при минимуме возможностей и средств, при сложностях 2014-го года, которых мы не осознавали, при надвигающейся туче, о которой мы тогда совсем не думали, потому что молодость, юность и вот эти все ребята – они всё всегда прощают. Мы были заняты чем-то по-настоящему важным – движением вперёд. Ну и дальше вы знаете. Пока, Конармия. Остальное – в мемуарах.