Мне рассказали кейс, я забыл название главного действующего лица, но менее красивой история от этого не стала.

Если венчурный фонд – это не Секвойя и не Андрессен Хоровиц, то главная проблема его основателей – это совсем не поиск классных стартапов и даже не выход из инвестиций. Главная проблема – фандрайзинг самого фонда. Чудес не бывает, чтобы раздавать кому-то деньги, надо сначала получить от кого-то деньги.

Инвесторы сами оказываются в положении стартапа и смиренно отвечают на неприятные вопросы о трекшене, команде, перспективах и отстройке от конкурентов. Встречи, встречи, отказы, отказы. Одно из важных возражений, которое не всегда произносится вслух, но часто витает в воздухе: “вы ж во всякую фигню вкладывать будете, я в такую тему верю, а в такую – нет, а вы в обе собираетесь деньги лить”.

Под таких инвесторов существует свой стандартный формат – синдикат, “мягкий” вариант венчурного фонда. Его лидер находит и ведет сделку, а партнеры принимают решение вкладывать-не вкладывать каждый раз отдельно, исходя из собственной чуйки и экспертизы. Им ситуация удобнее, спокойнее и безопаснее, чем положить сумму в фонд и забыть о ней на десять лет. Но симметрично глава синдиката чувствует себя менее уверенно, чем GP венчурного фонда.

И вот собственно кейс. Незаслуженно забытый мной гений изобрел смешанный формат. Его партнеры имеют те же права, что в нормальном синдикате: хотят – инвестируют, не хотят – не инвестируют. Но правом “не вкладывать” они могут воспользоваться ровно один раз, после первого “нет” отказник сразу вылетает из клуба без возможности вернуться.

Фандрайзинг в такой системе проходит почти так же легко как рекрутинг в синдикат.  Инвестор ничем не рискует, он всегда может отказаться, пожимая руку, он не подписывается на отправку денег. Зато потом GP почти так же спокоен как в обычном фонде – после третьей сделки никто уже точно не соскочит, им нравится возможность в таком участвовать.

Корни от картофеля, побеги от помидоров – по-моему гениально.

#стартапдня #vc