Хороший, да что там, просто отличный канал о моде, красоте и всем таком. В прошлом я редактор моды («Афиша», «Glamour», «Vogue»), в настоящем — совладелец www.bobogym.com. Для связи — @dkosareva

Всем привет! Удивительный кейс с плагиатом в украинском Vogue сподвигнул меня вновь взяться за telegram-вещание, потому что мне, как вечному глянцевому оппозиционеру, очень даже есть, что сказать по этому поводу.
Предыстория такова: некие медиа-следопыты обнаружили, что в последнем номере укр. Vogue письмо главного редактора Ольги Сушко является полным копипастом колонки Шахри Амирхановой, написанной ею 12 лет назад на посту главреда журнала Harper’s Bazaar. Ольга в своём фейсбуке принесла публичные извинения, заявив, что находясь в постоянном рабочем цейтноте, написание этого раздела всегда поручала фрилансеру, имя, которого, впрочем, раскрывать не намерена. Однако дальнейшее расследование выявило, что кража была не единичной: вероломный фрилансер беззастенчиво копировал целые абзацы из текстов Валерия Панюшкина, Марины Прохоровой, Геннадия Йозефавичуса и пр. Дело дошло до того, что сворованные фрагменты (из путеводителя В. Завьяловой «Лучшие отели мира») нашли в текстах Сушко аж за 2013 год, когда она работала в «Коммерсантъ-Украина», и это наводит на мысль о том, что никакого фрилансера скорее всего вовсе не существует, а плагиатором является сама Ольга.
Во-первых, что меня поражает во всем этом «Буквогейте», так это попытка оправдать Ольгу с той точки зрения, что жанр заглавной журнальной колонки — тяжёлый и бессмысленный труд, заниматься которым тонко чувствующему профессионалу противно, да и некогда. Но мне не понять, почему для пишущего редактора, а также новатора и идейного концептуалиста — так называют Ольгу коллеги (визуально и идейно Vogue Украина действительно выглядит прогрессивно и цельно), — формулировка собственных мыслей является столь тяжёлой обузой? В конце концов если не получается с литературной обработкой собственного мыслительного процесса, всегда можно призвать на помощь того самого фрилансера, который сможет все законспектировать и внятно изложить (именно по такой схеме всегда работали и прошлый, и нынешний главреды росс. Vogue). Получается, что главреду одного из самых актуальных глянцевых журналов нечего сказать своему читателю? Как это возможно?
Во-вторых, мне кажется, эта ситуация — ужасная подстава для всей редакции, которая как раз и борется за звание самого прогрессивного из всех вогов. Почему руководитель не осознаёт, что своими действиями компрометирует работу сотрудников и обнуляет все их заслуги?
Ну и в-третьих, для меня очень удивительна реакция многих представителей медиа-сообщества, которые под реальный и серьёзный факап подводят сложные философские конструкции и называют Ольгу чуть ли не Бэнкси от мира журналистики, а сам факт воровства — художественной акцией. Двойные стандарты, что называется, in action: представляю, сколько желчи и сарказма вылилось бы из этих защитников, попадись на таком главред журнала «Стольник» или любого другого заштатного издания. И что самое обидное, такое обесценивание редакторской мысли и труда — а будем честны, на этом рынке и так уже давно царит полная девальвация, ведь очевидно же, что хороший текст от плохого уже не отличают не только читатели, но и сами редакторы — происходит как раз со стороны тех, кто вообще-то и зарабатывает на жизнь сложением слов в предложения, а тезисов — в полноценные концепции. У меня все, mic drop.

А вот она (справа) в 90-х тоже в качестве модели позирует со своей лучшей подругой модным дизайнером Беллой Фрейд, правнучкой Зигмунда Фрейда и дочерью Люсьена Фрейда (слева).

В прошлом модель, сейчас Сюзи руководит собственной модной маркой The Vampire’s Wife. Имя бренда — подарок Ника: такое рабочее название носил его роман о вампирах, который Кейв так и не сумел закончить.

#funfact Жена Ника Кейва Сюзи Бик позирует для рекламной кампании Yohji Yamamoto сезона осень/зима-1988/89, фотограф Ник Найт.

Ну и вдогонку статья о Дон на сайте The New York Times, в которой, к примеру фигурируют такие понятия как «mood enhancement theory» и «repetitious wardrobe complex» https://www.nytimes.com/2018/04/12/fashion/fashion-psychologist.html

https://www.nytimes.com/2018/04/12/fashion/fashion-psychologist.html

The Dress Doctor Is In

Dawnn Karen of the Fashion Institute of Technology is a leader in the growing field of fashion psychology — or why we want what we think we want.
| NY Times

Итак, продолжаем разговор. Появление гибридных видов искусства и науки — одна из самых характерных примет метамодернисткой эпохи. Ну вот, например, есть такое направление генеративного искусства под названием цифровой морфогенез, в рамках которого тесно переплетаются биология, геоморфология, архитектура, промышленный дизайн и цифровые вычисления. Ну или там, такое понятие как цифровые гуманитарные науки, то есть область исследований, обучения и созидания, созданная на стыке компьютерных и гуманитарных наук, тоже вполне себе вписывается в концепцию метамодернизма. Но вернемся к моде. В нью-йоркском Fashion Institute of Technology (FIT) введена новая, вполне себе гибридная дисциплина — фэшн-психология. Преподает ее Дон Карен, которая, собственно, все это и придумала оформить в целом довольно стройную концепцию. Впрочем, на мой взгляд, многое в этой сфере кажется сомнительным и даже отдает легким шарлатанством, но тем не менее за последние полгода для многих уважаемых изданий Дон стала куда более востребованным специалистом в области моды, чем некоторые критики, и судя по всему фэшн-психология — это прямо вот большой тренд на ближайшие пару лет. Скажем, недавно запустился слегка занудный и поверхностный одновременно, но при этом все-таки не лишенный занятности медиаресурс про фэшн-психологию www.hajinsky.com, в рамках которого эксперты разбирают модные явления с точки зрения социологии и психологии. А могучий фэшн-инвестор Кармен Баскет (в числе ее проектов, например, net-a-porter), как выяснилось, вкладывается в стартап под названием The Psychology of Fashion, который позиционируется как платформа, исследующая взаимосвязь менталитета и одежды. В общем, если вам любопытно, как лично вас характеризует пристрастие к капсульному гардеробу, платьям в цветочек или японскому деконструктивизму, то вам точно надо к фэшн-психологам.

Ага, не ожидали? А It’s So Last Season меж тем возвращается к регулярному вещанию с текстом о метамодернизме в моде. К сожалению, формат статьи не позволяет рассказать обо всех нюансах и феноменах в деталях, поэтому будем разбираться подробнее в рамках канала. Ну и как всегда впереди много чего ещё интересного и небанального. http://www.wonderzine.com/wonderzine/style/style/235551-meta

https://www.wonderzine.com/wonderzine/style/style/235551-meta

Метамодернизм в моде: Что это такое и почему все о нём говорят

Демна Гвасалия, Шайа Лабаф и Канье Уэст — «Они это серьёзно?»
| Wonderzine

Рассказываю Wonderzine о том, как «модность» стала главной оценочной характеристикой Кейт Мидллтон и Меган Маркл.

«Осенью 2010-го, сразу после объявления о помолвке Уильяма и Кейт я, будучи редактором фэшн-отдела российского Vogue, получила задание написать развёрнутый фичер о том, почему Кейт Миддлтон является международной иконой стиля, и впала в сильнейшее уныние и творческий ступор, потому что фактуры для написания материала катастрофически не хватало. Но мне, как и тысячам других редакторов по всему миру, предстояло в буквальном смысле придумать убедительные доводы, доказывающие обратное». http://www.wonderzine.com/wonderzine/style/opinion/231456-old-fashioned-princesses

http://www.wonderzine.com/wonderzine/style/opinion/231456-old-fashioned-princesses

«Царственная псевдомода»: Почему Меган Маркл не фэшн-икона и это нормально

И как герцогини помогают британской казне
| Wonderzine
| Forwarded from MediaMedia

Гостевым редактором последнего печатного номера Teen Vogue стала Хиллари Клинтон. Она же появилась и на обложке издания, которое выйдет из типографии 5 декабря.

Эта новость пришла в годовщину проигрыша Клинтон Дональду Трампу в президентской гонке.

В номере будет опубликовано её письмо самой себе, когда она была тинейджером. А так же материал про подругу детства Клинтон — Бетси Эбелинг и про дочь — Челси Клинтон.

На обложке собран коллаж из фотографий, знаменующих важные события в жизни Хиллари.

Кроме того, бывший кандидат в президенты США внесла свою книгу What Happened в список для чтения книжного клуба Teen Vogue.

Первый номер Teen Vogue вышел в феврале 2003 года. В начале ноября 2017 ИД Conde Nast объявил о том, что закрывает печатную версию издания, выходившую пять раз в год. Сайт teenvogue.com продолжит свою работу.

Источник: Guardian