ШБмнк
ШБмнк
Оля Кашубина

Любите кино, где сразу много супергероев? Или такие концерты типа квартирников Маргулиса, где сразу пять рок-звезд поют что-то хором или по кругу? Вот примерно то же чувство я испытываю, когда кто-то из коллег-журналистов собирает в одном материале всех адептов светлой стороны, чтобы они задвинули что-то про медицинский треш.

Мой личный герой российского телека последнего года — Марат Кримчеев, спецкор России 24. Я впервые восхитилась тем, что он делает, когда посмотрела «Целебный лайк», про шарлатанов из инстаграма. Писать желчные тексты — одно, а идти на живое интервью со всеми этими персонажами или записываться к ним на прием со скрытой камерой в рюкзаке — совсем другое. В этом смысле фильмы на федеральных каналах имеют более высокий импакт-фактор, чем партизанское просветительство в телеграме или научно-популярные лекции в хипстерских местечках Москвы и Питера.

Потом был еще фильм про зарабатывание на ковиде, а еще в какой-то момент Марат взял и мне позвонил (ладно, сбавим градус сторителлинга, перед этим я сама его зафрендила на фейсбуке). Выяснилось, что его команда собралась снимать кино про биорезонансную диагностику и терапию, и в поисках фактуры он наткнулся на статью в Т—Ж про это чудо отечественной медицины. Я свела Марата С Артемом, автором статьи, и вот спустя месяц «Резонансное дело» показали по голубым экранам всей страны. В роли экспертов отметились еще и Петр Талантов с Алексеем Водовозовым, что обеспечивает тот самый эффект праздничного капустника. Очень надеюсь, что этот репортаж убережет чью-нибудь родню от бессмысленной траты денег. И еще — что таких фильмов Марат снимет еще много-много-много.

А вы смотрите