ШБмнк
ШБмнк
Оля Кашубина

«Give me the words that tell me nothing»

Первым занятием в моей студенческой жизни был семинар по медицинской этике. Нас, вчерашних школьников, собрали в подвальном помещении одной из городской больниц, чтобы рассказать о том, как врач должен общаться с пациентом. Потом мы еще писали рефераты и дискутировали о допустимости эвтаназии — раз в неделю на протяжении первого семестра. К больным нас, естественно, не водили: клинические дисциплины в принципе начались только на третьем курсе. То есть, в соответствии с программой, биоэтика была такой сугубо теоретической дисциплиной, призванной занять студентов в промежутке между зубрежкой костей по латыни и сдачей нормативов по физре.

Большинство из ныне практикующих врачей кроме этого краткого курса в начале студенчества не учатся биоэтике примерно нигде и никогда. Считается, что это нечто само собой разумеющееся — если ты интеллигентный и образованный человек, то у тебя не должно быть никаких сложностей в общении с пациентом. Просто разговаривай с ним вежливо и всё. А если пациент сам грубиян или не хочет выполнять рекомендации — это, извините, его личные проблемы.

В этой ситуации, как мне теперь кажется, кроется одна из драматических проблема отечественного здравоохранения. Умение общаться с пациентом — такой же сложный и важный навык для врача любой специальности, как и умение накладывать аккуратные швы для хирурга или умение сочетать препараты для лечения стенокардии у терапевта. Вот эта убежденность в собственной харизме и интуитивном умении договориться с больным — абсолютно слепая: в большинстве случаев пациент не дает обратной связи в виде отзыва о враче. Он просто не приходит на следующий прием. Или просто не следует предписаниям. Или просто молча годами страдает от неловкой шутки доктора или ощущения, что тот был безразличен к своему подопечному. Такие психологические моменты — они как эффект плацебо, за счет которого многие адекватные люди до сих пор верят в гомеопатию. Внимательность и добрые слова со стороны врача иногда по результативности превосходят даже самые всамделишние таблетки.

Как научиться общаться с пациентом? Точно так же, как и всем остальным вещам, которым плохо учили в вузе: в рамках дополнительного образования. Таких курсов мало, и учебников мало. Поэтому особенно важно не упускать возможность что-то такое освоить: это как конкурентное преимущество и возможность шагнуть на новый уровень в профессии. И, вероятно, шанс переосмыслить свою врачебную миссию.

С 15 ноября до 13 декабря в Москве будет проходить курс Анны Сонькиной-Дорман и Льва Брылева «Второе мнение. Введение в медицинскую этику». Он уникальный в своем роде и ужасно важный, поэтому я горячо рекомендую его всем столичным врачам из числа моих подписчиков. А если вы не доктор, но у вас есть медик среди родственников и друзей или же есть повод поблагодарить знакомого врача — подумайте о том, чтобы подарить ему участие в таком курсе. К сожалению, обучение не подойдет для тех, кто живет далеко от Москвы — дистанционного участия нет, а ездить на занятия раз в неделю из другого города, вероятно, будет тяжеловато. Но меня греет мысль, что с каждым годом понимание важности развития в этом направлении приходит к российским врачам. А, значит, есть надежда, что лет эдак через 10 грубые или эмоционально неустойчивые медики, эдакие докторы Хаусы в худшей версии, перестанут быть нормой в наших больницах.

Подробности тут: https://goo.gl/djRfBD

https://goo.gl/djRfBD

Второе мнение: введение в медицинскую этику | Курс InLiberty

Второе мнение Введение в медицинскую этику Курс Анны Сонькиной-Дорман и Льва Брылева 15 ноя — 13 дек | чт |  19:00–21:30 5 занятий, 12,5 часов, 9 500 руб. Есть ли в медицине меньшее зло? Может ли врач обманывать пациента? Как взвесить риски врачебного решения? Этические вопросы встают перед врачом так же часто, как вопросы о диагнозе и назначениях, то есть каждый день, но […]
| InLiberty