Телеграм-канал «ШБмнк»

ШБмнк

@shbmnk

10636 members

Новости медицины, которые вы проспали.
Рассказывает и показывает Оля Кашубина (@Kashubina)

Оглавление: https://telegra.ph/SHBmnk-oglavlenie-10-26

«Русалки топлесс, деньги минус, лето alles»

Пару месяцев назад завела в браузере папку «Когда скучно и грустно», чтобы складывать туда все, что можно будет почитать и посмотреть в соответствующий момент, но он, черт возьми, никак не наступает!

Анекдот из той же серии: перед сном извожу себя экзистенциальными вопросами, а в телеграм-канале «Ножа» уже овер-200 непрочитанных сообщений. В итоге умудрилась пропустить публикацию про страхи потенциальных родителей, для которой давала комментарий.

Рекламодатели выстроились в очередь, читатели (спасибо вам, друзья) присылают идеи для новых постов, но я пока еще некоторое время подержу вас на диете из коротких заметок. Лето — не время высоких достижений, а те десять минут в неделю, которые вы могли бы потратить на мои тексты, потратьте на созерцание зелени и облаков за окошком. А, может, моря и гор — если повезет.

| Forwarded from Т—Ж

На самом деле использовать словосочетание «смена пола» в контексте лечения гендерной дисфории — некорректно. Оно описывает только одну часть процесса.

О бюрократических сложностях, с которыми сопряжен трансгендерный переход, стоимости подобной процедуры и рисках для тех, кто решится оперироваться в России, — в нашем материале:
https://j.tinkoff.ru/tg/t-perehod/

Два авокадо, бутылка лимончелло, ведерко хумуса, кабачок и штопор — вот что в моем вчерашнем чеке из «Пятерочки». Я пропускаю тренировки, редко засыпаю до полуночи и непозволительно давно обновляла прививки. И мне чуток неловко обнаруживать себя в роли специалиста по ЗОЖ, причем в двух проектах параллельно:

🥑 Т—Ж запустил до конца недели АМА-сессию на эту тему (но там сейчас уже столько вопросов, что не по себе от мысли, когда я смогу на них ответить, так что дважды подумайте, прежде чем что-то туда писать)

🥑 Лекторий Level One позвал поучаствовать в «песочнице»: это такие закрытые образовательные канал и чат в телеге, где каждую неделю разбирается какая-то тема вокруг да около правильного образа жизни. Я там типа приглашенное божество эксперт, который время от времени отвечает на вопросы подписчиков или записывает короткие видео с пояснениями. Участие платное, но недорогое, если вдруг заинтересуетесь — вперед. Есть и другие песочницы поинтереснее, про кино, вино и архитектуру, например.

Короче, что я хочу сказать. Синдром самозванца синдромом самозванца, а теоретическая подготовка не всегда соотносится с практикой, но быть несовершенным, но честным точно выгоднее, чем непогрешимым, но чванливым. И если вы соскучились по контенту от меня, то вот там по ссылкам его будет с горкой.

Ну и чтобы дважды вас не дергать. Вот полный список постов спецпроекта о раке, которые я публиковала в последние три месяца:

1. Как лечить рак во время пандемии коронавируса

2. Можно ли сочетать доказательное лечение рака с нетрадиционной медициной

3. Как правильно рассказать близкому человеку, что у тебя рак

4. Чем занимается онкопсихолог и где его искать

5. Как выбрать онкологический диспансер для лечения

6. Можно ли получить медицинскую помощь при раке в срок и как этого добиться

7. Реально ли завести детей после того, как переболел раком

8. Как вернуться к привычной жизни после наступления ремиссии

Уфф, на целую книжку получилось, смотрите-ка! Надеюсь, в этих постах найдутся полезные и небанальные советы, которые пригодятся вам, вашим родственникам или близким. Точнее так: пусть не пригождаются, но будут под рукой.

Помните, рак — всего лишь одна из возможных проблем в жизни. Это не кара за плохое поведение и не тупик, который ждет любого из нас где-то впереди. Бояться наперед точно не надо, да и в процессе лучше не бояться, а действовать. Кажется, именно эту мысль разными словами пытались донести до меня весьма непохожие друг на друга женщины, с которыми меня познакомили в Novartis. Спасибо им за открытость и мудрость, а вам — за внимание к теме.

Рассказывает автор блога о реконструкции молочной железы после мастэктомии @future_breast Вера Ковшикова:

«Не понимаю, когда женщины говорят: «У меня [в период лечения рака] была ненормальная жизнь». Когда я лечилась, лежала после операции, уже на второй день поднималась с кровати и начала делать упражнения, стояла в планке, занималась физкультурой по мере возможности. Когда меня выписали и мне нужно было проходить лучевую терапию, я каталась в клинику на велосипеде.

Для меня качество жизни не разделилось на до и после. После постановки диагноза я стала внимательнее к своему здоровью, я это пообещала сыну. Делать вид, что жизнь будет прежней, — это неправильно, не нужно перешагивать через себя. Если вы считаете, что жизнь закончилась с обнаружением рака, близкие едва ли смогут вас переубедить. В таких случаях действительно нужны психологи.

Говорить публично о диагнозе или ремиссии — выбор каждого. Зависит от того, насколько человек открытый. Многие люди боятся, что, если они скажут о диагнозе, общество будет их ненавидеть. Но обществу по большему счету плевать, все интересуются только собой. Я считаю, что открытость — взаимная штука. Я не стеснялась и не стесняюсь говорить о том, что какой-то период жизни жила без одной груди. Для близких людей это не имеет никакого значения.

Проблемы с самооценкой возникают у тех, у кого они были и до диагноза. Это ведь история про принятие себя»

Напоследок — еще пара полезных ссылок:

Вопросы и ответы о том, что происходит после завершения лечения, на сайте Cancer.net

Брошюра, составленная National Cancer Institute для людей, которые завершили лечение рака, и их близких

Хотите узнать о РМЖ? Читайте больше о заболевании на сайте всероссийской социальной кампании против рака молочной железы «Поднимите руки». Ее авторы - Ассоциация онкологических пациентов «Здравствуй» и компания «Новартис». По ссылке найдете информацию о болезни и методах ее профилактики, диагностики и лечения, а заодно и истории пациенток, столкнувшихся с раком молочной железы.

#партнерскийпост

Пост # 8. Как вернуться к привычной жизни после лечения рака

Сегодня завершаю спецпроект с компанией Novartis рассказом о жизни в ремиссии. Об этом периоде людей, столкнувшихся с онкологическим заболеванием, говорят несправедливо мало. Тут ведь как в кино с хэппи-эндом: как только враг побежден (или отброшен далеко и надолго), герой уходит в закат, титры. В реальности же ремиссия — не конец истории. Далеко не всегда жизнь возвращается на прежние рельсы. Хорошая новость в том, что все эти перемены — не обязательно к худшему, об этом иногда говорят сами вчерашние пациенты.

Для многих перенесенное онкологическое заболевание становится толчком к изменению образа жизни. Врачи рекомендуют с особой ответственностью отнестись к советам о регулярных физических упражнениях, правильном питании, полноценном сне и отдыхе. К сожалению, война с раком имеет свои последствия для здоровья, а победа — хороший стимул заняться реставрацией организма, подобно тому как в середине прошлого века после бомбардировок отстраивали целые города.

Часто людей в ремиссии преследует страх рецидива. Это нормально, и врачи никогда не могут дать гарантии, что вам не придется вернуться к лечению. Тем более что даже полное уничтожение одного рака никак не снижает ваши шансы заболеть другим. Ведь абсолютно у всех из нас возраст — один из главных факторов риска онкологии.

Но если ваш страх прямо-таки отчетлив и не дает получать удовольствие от жизни после лечения — не тяните с визитом к психотерапевту (у людей в ремиссии часто диагностируют ПТСР). А если вас беспокоят какие-то неявные осложнения после перенесенного лечения — например, снижение слуха или хроническая усталость — не забрасывайте это в дальний угол. Пациентам в ремиссии иногда неловко жаловаться родным на свое самочувствие или тратить деньги на дополнительные реабилитационные мероприятия, но важно смотреть на свое здоровье и на его восстановление как на вектор, а не как на отрезок с четко обозначенными началом и концом. Представьте, что у вас в машине сломалась важная деталь. Вы ее починили, едете дальше, но под капотом все-равно что-то постукивает, а еще и колеса подспустило. Продолжать путь, игнорируя проблемы и обосновывая это тем, что вы и так вложились в ремонт и потеряли много времени — не просто странно, а прямо-таки глупо. Удовольствия от поездки на машине, которая не в порядке, все равно не будет.

Еще есть такое классное явление, как посттравматический рост. Как и многие тяжелые события в жизни, рак способен сделать нас лучше. Борьба с ним дарит новый опыт, новые знакомства, положительно сказывается на отношениях с родственниками и друзьями, формирует ощущение собственной силы, способствует духовному развитию. Неслучайно многие люди в ремиссии начинают интересоваться философией и религией, активно занимаются благотворительностью, меняют профессию на ту, которая всегда привлекала. Мне не кажется циничной мысль о том, что посттравматический рост иногда становится хорошей компенсацией за пережитую болезнь.

Сегодня выпустила статью в Т—Ж с подборкой клевых переводных книг о о медицине. Пару недель назад такая же подборка выходила про отечественный научпоп. Итого: вот вам целых 29 хороших поводов отключить звук на телефоне и пропасть на несколько часов. Ну а чем догнаться до 30, сами придумаете.

https://journal.tinkoff.ru/short/non-russian-docmed/?utm_source=rss

Что почитать о медицине

Книги зарубежных авторов
| Т—Ж

Пост # 7. Можно ли иметь детей после рака груди

Считается, что рак «молодеет», хотя во многом за это нужно сказать спасибо внятным программам скрининга и возросшей онконастороженности среди обывателей. Одновременно с этим «стареет» материнство: первого ребенка среднестатистическая россиянка рожает сейчас в 26 лет.

Встреча этих двух обстоятельств делает все более актуальным вопрос о возможности завести детей, достигнув ремиссии. Так, почти половина женщин с диагностированным раком груди отмечают, что хотели бы забеременеть в будущем.

И здесь есть правило: даже если до диагноза вы об этом особо не думали, составить репродуктивный план стоит как можно быстрее после того, как вам сообщили про опухоль. Это, кстати, справедливо и для женщин, и для мужчин, причем вид и стадия опухоли роли тут не играют.

Почему это так важно? Потому что часто лечение рака снижает шансы самостоятельно зачать, выносить и родить ребенка. Среди врачей старой школы популярен миф, что это в принципе невозможно, мол, и думать об этом не нужно, главное — сосредоточиться на борьбе с болезнью здесь и сейчас.

Это ошибочная позиция. Думать про будущее, сражаясь с настоящим, правильно сразу по двум причинам. Во-первых, это вдохновляет на победу над болезнью. Во-вторых, вам нужно озаботиться сохранением яйцеклеток или сперматозоидов.

И тут может быть сразу три сценария:

🤰 замороженные клетки пригодятся вам для ЭКО, если вы не сможете зачать самостоятельно (химиотерапия и лучевая терапия могут нарушить работу половых желез);

🤰 в случае если вынашивание ребенка будет противопоказано, вы сможете воспользоваться услугой суррогатной матери, при этом появившийся на свет ребенок будет биологически вашим;

🤰 замороженные половые клетки вам вообще не пригодятся, и стать родителем получится спонтанно! Но пускай все-таки на всякий случай они будут, недавно писала, почему банкинг ооцитов — хорошая инвестиция, безотносительно рака.

Разговор о репродуктивном плане, кстати, — хороший маркер приверженности врача принципам доказательной медицины. Уже накоплено достаточно много серьезных исследований о том, как беременность влияет на безрецидивную выживаемость женщин с разными типами опухолей. К примеру, если у вас эстроген-положительный рак молочной железы, а врач говорит, что беременеть опасно, иначе болезнь вернется, поищите второе мнение.

Такая же история — с грудным вскармливанием. Если двухсторонней мастэктомии не было, есть шанс, что вы сможете кормить ребенка собственным молоком. Нет доказательств, что лактация повышает риск рецидива рака.

Все сказанное выше не означает, что беременеть нужно сразу после заветного слова «ремиссия». Но эксперты считают, что вернуться к этому вопросу безопасно в среднем уже через два года после завершения лечения. «В среднем» — потому что каждый случай индивидуален, и здесь нет места спонтанности. Беременность во время лечения и после рака может стать как чудом, так и проклятием для женщины и ее близких. Поэтому подумайте про надежную и безопасную контрацепцию — этот вопрос стоит обсудить с лечащим врачом в тот же момент, когда будете говорить про возможность заморозить половые клетки перед началом терапии.

История Юлии Прониной, которая стала мамой после рака груди

Еще один успокаивающий аспект: у врачей есть стратегии и для случая, когда у забеременевшей женщины, которая в прошлом лечилась от рака, развивается рецидив. Онкологи знают, какое лечение можно назначать в таких обстоятельствах, а какое будет опасно для ребенка. Поэтому так важно — повторюсь — обсудить с лечащим врачом репродуктивный план до старта онкотерапии и оставаться на связи после ее завершения.

Хотите больше узнать о РМЖ? Читайте больше о заболевании на сайте всероссийской социальной кампании против рака молочной железы «Поднимите руки». Ее авторы — Ассоциация онкологических пациентов «Здравствуй» и компания «Новартис». По ссылке найдете информацию о болезни и методах ее профилактики, диагностики и лечения, а заодно и истории пациенток, столкнувшихся с раком молочной железы.

#партнерскийпост