Полка
Полка

150 лет назад родился Владимир Ильич Ленин. Сегодня вспомним здесь несколько ключевых литературных текстов о нём — в том числе и за пределами стандартной советской «ленинианы».

Владимир Маяковский. Владимир Ильич Ленин
Циклопическая поэма, написанная Маяковским после смерти Ленина и ощущавшаяся им как отвественнейшее дело в жизни (сохранились свидетельства, что он в этот период был особенно чувствителен к домашнему порядку, его ничто не должно было отвлекать). «Ленин и теперь живее всех живых», «Мы говорим Ленин, подразумеваем — партия», «Я себя под Лениным чищу» — это всё отсюда.
http://az.lib.ru/m/majakowskij_w_w/text_0480.shtml

«ЛЕФ», № 1’1924
В этом вышедшем после смерти Ленина номере «ЛЕФа» — советского журнала экс-футуристов во главе с Маяковским — появился целый блок, в котором ведущие филологи анализировали язык ленинских статей, книг и речей. Шкловский, Эйхенбаум, Тынянов, Томашевский — передний край молодого советского литературоведения, цвет формальной школы. Вскоре формализм будет официально осуждён.
https://yadi.sk/i/jBWF4T2GdPjgL

Сергей Михалков. В музее В. И. Ленина
Зачин все помнят: «В воскресный день с сестрой моей / Мы вышли со двора. / «Я поведу тебя в музей», — / Сказала мне сестра». Дальше герои стихотворения идут «через площадь» и попадают «в большой, красивый красный дом, / Похожий на дворец». Дом опознаётся легко — это Музей В. И. Ленина рядом с Историческим музеем (ныне — Музей Отечественной войны 1812 года). В какой-то момент мы узнаём, что сестру-просветительницу зовут Светлана. Всё это позволяет предположить, что речь идёт о детях Сталина, Василии и Светлане, а двор, с которого они выходят, — это территория Кремля.
http://www.world-art.ru/lyric/lyric.php?id=14666

Михаил Зощенко. Рассказы о Ленине
Попытка Зощенко вписаться в классический жанр советской литературы для детей оказалась вполне удачной: его манера изображать недалёких обывателей прекрасно подошла для тупых жандармов, вечно приходивших к Ленину с обыском. Трюк со съедением хлебной чернильницы именно из рассказов Зощенко перекочевал в массовое сознание.
http://www.lib.ru/RUSSLIT/ZOSHENKO/r_lenin.txt

Александр Твардовский. Ленин и печник
Классическое стихотворение о добром Ильиче; в начале 2000-х в светлой памяти журнале «Компьютерра» описывался эксперимент, где аймаковскую программу синтеза речи заставляли декламировать «Ленина и печника»; гости всегда покатывались со смеху. Вместо «В Горках знал его любой» получалось «В Горках знал и голубой».
http://www.lib.ru/POEZIQ/TWARDOWSKIJ/lipech.txt

Венедикт Ерофеев. Моя маленькая лениниана
Ерофеев совершает вполне постмодернистское деяние: берёт собрание сочинений Ленина, выписывает оттуда небольшие цитаты, снабжает их крохотными комментариями — в результате получается короткая биография и непарадный портрет Ленина, человека исключительной жестокости.
http://www.gatehouse.ru/lenin/esho/erofeev.shtml

Сергей Довлатов. Зона
Один из эпизодов довлатовской книги — подготовка к юбилейному спектаклю в местах не столь отдалённых. Довлатов оказывается на зоне «с другой стороны», в роли надзирателя, и ведёт диалог с артистом-зэком, «вором с Ропчинской пересылки»:

«Я спросил:
— Что же вы будете делать? Там же надо самого Ленина играть…
— По бумажке-то? Запросто… Ваксой плешь отполирую, и хорош!.. Помню, жиганули мы сберкассу в Киеве. Так я ментом переоделся — свои не узнали… Ленина так Ленина…»

Ставить собираются пьесу «Кремлёвские звёзды». Постановка получается незабываемой:

«Владимир Ильич пытался говорить:
— Завидую вам, посланцы будущего! Это для вас зажигали мы первые огоньки новостроек! Это ради вас… Дослушайте же, псы! Осталось с гулькин хер!..»

https://ru.bookmate.com/books/zKWD5djl