Предложения Александра Верховского:

1. Изменить формулировку ст. 20.3 КоАП (о запрещенной символике), так чтобы в ее части первой цель пропаганды соответствующей идеологии была обязательным элементом деяния, а не через «либо», как это и сделано уже в части второй той же статьи.

2. Отказаться во всех правоохранительных органах от единой отчетности по «преступлениям экстремистского характера». Сейчас они включают три качественно различные категории:
• участие в экстремистских сообществах и организациях,
• экстремистские высказывания,
• прочие преступления (обычно – насильственные), совершаемые по мотиву ненависти.
Разделение отчетности позволит, во-первых, «сбросить счетчик» и перестать наращивать цифры «от достигнутого», а во-вторых, не даст замещать преследование насильственных преступлений преследованием постов и репостов во «ВКонтакте».

3. Сократить состав ст.282 УК. Вынести удаленные элементы в новую статью в КоАП:
А) минимальный вариант – только «унижение достоинства»;
Б) максимальный – весь состав ч.1 статьи, как предложено в проекте Шаргунова-Журавлева (который нуждается, конечно, в корректировке, но это несложно), кроме призывов к насилию и к наиболее жестким формам дискриминации (например, к депортации).

3а. Удалить из состава статьи неопределенное понятие «социальная группа». Конечно, это лишит защиты некоторые уязвимые группы (например, бездомных), но реально уязвимые группы и так редко защищаются с помощью ст.282 УК, и они могут быть позже добавлены конкретно.

4. Следует наконец признать, что работа с Федеральным списком экстремистских материалов невозможна. С одной стороны, самый добросовестный и трудолюбивый гражданин не может разобраться в ФСЭМ, и это в принципе нельзя исправить, так как описания не могут быть достаточными в большинстве случаев. С другой стороны, если некие радикальные активисты заинтересованы в публикации своих материалов, они могут их републиковать в интернете с незначительными изменениями гораздо быстрее, чем их возможно запрещать и/или блокировать.
ФСЭМ просто не нужен, его аналогов нет почти нигде, и от него следует отказаться полностью. Работа с ним оттягивает значительные ресурсы правоохранительных органов, и с ним связано немалое количество ошибок и злоупотреблений.

5. Определение экстремистской деятельности чрезмерно широко, что особенно неуместно, поскольку призывы к таковой являются преступлением по ст.280 УК.
Это определение может быть легко и существенно сужено, если считать экстремистскими все те же действия, что и сейчас, но только если они связаны с применением насилия, угрозой насилия, призывами к насилию или иной поддержкой деятельности, связанной с насилием, как это предполагается Шанхайской декларацией (основополагающим документом ШОС в этой сфере).
Конечно, многие предосудительные деяния, в том числе возбуждение расовой ненависти вне связи с насилием, перестанут тогда считаться экстремистскими, но к ним все равно будут применимы другие существующие нормы (та же ст.282 и/или будущая новая статья КоАП).