​​«По Батаю, не нужно быть человеком абсурда или брать на себя ответственность, и вообще не нужно никаких великих свершений. Он говорит, что нужна непроизводительная трата, нужно пить вино, покупать себе бесполезные вещи, дарить подарки, смеяться или плакать — то есть, в сущности, тратить жизнь, приносить себя в жертву. Можно, как это делал Батай, буквально медитировать или фантазировать о собственной смерти, можно встать во главе мистического сообщества, как это было с обществом “Ацефал”. Можно покончить с собой — тут уж вообще всем будет без разницы. У него есть такой образ — стакан вина, который ставится на стол и тем самым разрушает весь труд, затраченный на стол, стул и сам стакан. Я упоминал Роберта Пфаллера, так вот он говорит, что жить стоит ради посиделок с друзьями за пивом и сигареткой. Такая вот разница между французом и австрийцем. Ну и в своё время я говорил студентам, что если у вас есть выбор — читать Тертуллиана или пойти в клуб, то если вы можете, если у вас есть такие силы — то лучше в клуб, потому что это круто, там настоящая жизнь. Если нет — тогда Тертуллиан тоже хорошо».

По случаю выхода книги «Святая негативность. Насилие и сакральное в философии Жоржа Батая» мы поговорили с её автором, религиоведом Алексеем Зыгмонтом о том, что Батай может дать религиоведению (спойлер: ничего) и как правильно претворять его философию в жизнь.

http://bit.ly/2S0yemB