Пишу про книги, книжные премии, переводы, обложечки и всякое околокнижное, фокус года - немецкоязычные авторы, ja ja, natürlich.

Без рекламы, без вп :)

Пишу, читаю. Связь по космосу и по адресу: @cuorecaldo

Джон Каррейру - Дурная кровь
(перевод с английского А. Попова. — М.: АСТ, 2019. — 416 с.)
🇺🇸

Для исследования на коронавирус берется мазок из носа и ротоглотки, и только потом берут кровь – так что, вероятно, разработки Элизабет Холмс вряд ли могли бы сейчас особенно помочь в диагностике вируса, но сложно про это не думать.

В позапрошлые годы про Теранос слышали некоторые мои коллеги, потому что – ну, сфера такая (кстати и сейчас некоторые из них допускают, что ситуация вокруг Теранос - заказная, а сама компания действительно чуть не сломала лабораторный рынок). В прошлом году про Теранос со мной мог поговорить только один человек – и до сих пор помню этот разговор как «аааа, ну наконец-то».

А в этом году вышла «Дурная кровь» Каррейру, и наконец-то я начинаю подсовывать её всем на свете, а благодаря рецензии Галины Юзефович на Медузе, казалось, что сейчас Каррейру прочитают все и мы ух как будем обсуждать. Но поскольку мне вообще начинает казаться, что книги как-то уже мало кого занимают и сейчас уже не бывает, чтобы какую-то одну обсуждали вдруг все и сразу (ладно, спишу на свою, не знаю, возрастную апатию), то просто постою рядом с этой книжной полкой (про кровь).

Каррейру – журналист из The Wall Street Journal, об которого случайно споткнулся один из самых перспективных стартапов Кремниевой долины, да так и не поднялся. Элизабет Холмс – основательница компании, которая должна была перевернуть мир. Теранос – её компания, которая занималась переворотом мира. Благодаря Теранос у нас с вами в доме должен был появиться прибор, который анализирует кровь прямо тут, без участия медсестры и иголки в вену.

В итоге: взрывы прибора кровавыми брызгами, одно самоубийство, куча депрессий и панических атак, многомиллиардные сделки и перспективы, которые кажутся не просто чудом, но будущей Нобелевской премией. Если бы не Джон Каррейру (с одной стороны ясно, чуть позже что-нибудь бы обязательно случилось и без него, с другой, послушав очередное интервью Холмс начинает казаться, что она точно умеет гипнотизировать людей, так что мало ли).

На этом видео Каррейру играет в игру, которую компания Теранос придумала в год, когда вышла его статья в TWSJ. В игре нужно расстрелять портрет Каррейру нанотейнерами, а дальше на видео появляется и Элизабет Холмс, пугающе-неморгающая, говорит про чудеса будущего.

От этой книги моргнуть тоже не получается, если что. Написалось вот про это на @prochtenie:

https://prochtenie.org/reviews/30118

Сегодня, в международный день белого медведя, #бескультурные_новости в эфире – несмотря на то, что вся лента у меня в фильме «Дау», попробуем поговорить про что-то другое, например про премиальные списки:

Премия для всех
🏆
Сегодня объявили лонг-лист международного Букера. По традиции этого канала, обзор книг тоже выкачу отдельно, тем более там в списке - Даниэль Кельман и Нино Харатишвили, оба выйдут на русском – один в этом году, другой, вероятно, в следующем:

▪️Уильям Анке (ЮАР) – Red Dog
▪️Шокуфи Азар – (Иран) The Enlightenment of The Greengage Tree
▪️Габриела Кабезон Камара (Аргентина) The Adventures of China Iron
▪️Юн Фоссе (Норвегия) The Other Name: Septology I – II
▪️Нино Харатишвили (Германия-Грузия) The Eighth Life
▪️Мишель Уэльбек (Франция) Серотонин
▪️Даниэль Кельман (Германия) Тилль
▪️Фернанда Мельхор (Мексика) Hurricane Season
▪️Йоко Огава (Япония) The Memory Police
▪️Эммануэлль Пагано (Франция) Faces on the Tip of My Tongue
▪️Саманта Швеблин (Аргентина) Little Eyes
▪️Марика Лукас Ридженевелд (Нидерланды) The Discomfort of Evening
▪️Энрике Вила-Матас (Испания) Mac and His Problem

Шорт-лист объявят 2 апреля (и будем надеяться, что например почти тысячестраничную The Eighth Life к апрелю дочитают все).

Премия ни для кого
☹️
Премии пропадают не только у нас: вот комитет Немецкой фантастической премии огорчил, потому что буквально неделю назад выступил с заявлением, что премия в 2020 отменяется. Причиной называют «организационные проблемы». Кто не знал, а ведь эта премия всегда ой как старалась – в частности, награждала в 12 номинациях (!) – призы доставались лучшему дизайнеру обложки, лучшей аудиокниге, лучшему дебютному роману, лучшему, конечно же, немецкоязычному и лучшему переводному роману, ну и так далее.

(К слову, победителями в переводной фантастике становились Стивен Кинг, Нил Гейман и (!) Сергей Лукьяненко).

Премия для тех, кому до
🎗
Премия ФИКШН-35 наконец-то долетела, доехала, добрела, дочиталась до финала. Финал состоится 1 марта – приходите, вот ссылка на мероприятие. Организатор ФИКШНа Владимир @stoner_watching_you Панкратов обещает, что будет литературоцентрично и познавательно, список спикеров и гостей такой, что кажется, что Владимир случайно организовал новые «Липки», так что нужно идти, если планов на 1 марта ещё нет.

К слову, напомню, что помимо первого дня весны, 1 марта – ещё и день прощёного воскресенья. А значит, стоит заранее всех на этой премии понять и простить – жюри действительно старалось. Простите заранее за то, кто там победит. Надеюсь, организаторы заранее придумают извинительную речь за победителя! Также наш книгоканал сообщает, что 1 марта – ещё и день пива в Исландии, что, собственно, не может не быть поводом. Не знаю, поводом к чему, ну не день же кошек отмечать, ей богу? Владимир, где «Дни Савелия» в списке, в конце концов?

Александр Стесин - Африканская книга
(Новое литературное обозрение, 2020. — 736 с)
🇺🇸🇷🇺

На канале какая-то стесиномания, но это случайно – между всеми этими Стесиными были и другие книги, но закрыть гештальт хотелось. Тем более, подвернулась возможность написать не куда-то там в блокнот, а на портал @prochtenie, для коллекции к предыдущей рецензии на «Нью-Йоркский обход» и интервью.

Кто-то говорит, что эта книга лучше предыдущего «Обхода» (а кто-то - что лучше «Обход») – я бы вовсе не сравнивала, а лучше она, пожалуй, не по какой-то конкретной причине, а просто потому, что толще (букпозитив, так его перетак) - читаешь и думаешь: вот бы не кончалась. «Нью-Йоркский» всё равно люблю особенно – и для меня это две совсем разные книги.

«Африканская» - другая. Её хочется читать медленно. «Обход» при таком подходе всё равно прочитывался быстро, 288 страниц - ну что это вообще такое. Стесин, как назло, выпустил сначала книгу из серии «как комарик укусил» (хаха, врачебный юмор!), а потом, что называется, надел всё самое лучшее, и получилась бесконечная шутка.

Тут опять хочется цитировать что-то друзьям; это такое действительно медиативное чтение, от некоторых глав наблюдался терапевтический эффект, когда внешние раздражители (господи, как меня все бесят) перестали раздражать, казалось даже, что все вокруг нормальные, да и я тоже ничего, и вообще, всем шампанского за мой счёт. Что это за эффект такой странный? Проживаешь эти истории с незнакомым тебе человеком, а в конце концов кажется, что уже как будто детей крестили, вместе отравились африканской похлёбкой и переболели малярией.

Это, разумеется, иллюзия во всех смыслах - и в том числе потому, что автофикшен – вещь очень коварная.

Остальное голосом Николая Дроздова по ссылке:

https://prochtenie.org/reviews/30092

#бескультурные_новости бегущей строкой в вечер пятницы, как тут вообще молчать:

про диджитализацию, простигосподи, литературы или про то, как в школе отчаялись заставить полюбить тебя стихи про берёзы.

Вот и учительница по литературе из Тюмени (видимо) психанула и сделала супермодный инстаграм Сергею Есенину.

Говорит, так она решила привлечь внимание школьников к поэзии. Сергей Александрович в её версии стал выглядеть как Данила Козловский, только блондин, а стихи переехали в подписи к фоточкам. Хулиган я, хулиган! Как это развидеть!

Учительника, кстати, сообщает, что зато дети теперь знают Есенина наизусть.

https://www.instagram.com/yes__enin/

https://www.metronews.ru/novosti/russia/reviews/restorany-i-shikarnoe-avto-uchitelnica-iz-tyumeni-zavela-instagram-cergeyu-eseninu-1638505/?ua=dt

Рестораны и шикарное авто: учительница из Тюмени завела Instagram Cергею Есенину

Учительница из Тюмени завела Instagram-аккаунт Cергею Есенину: он модно одевается и сидит в шикарном авто
| metro

Пока не знаю, как назвать эту рубрику, но, в общем, скажу как есть: впервые в жизни взяла интервью по видеосвязи (и рассчитываю, что мне этим заниматься более не придётся – неожиданно слишком много нетипичного для меня волнения, ааа). Очень повезло, впрочем, с человеком, у которого его брала – сначала ты пишешь, что это твоё «открытие года», а потом пишет Полина Бояркина из «Прочтения» - не хочу ли я, раз такое дело, побеседовать с этим самым открытием - Александром Стесиным? (так вот и назовём – «беседы с Открытиями»).

В интервью Александр советует хорошие книжки на-почитать, намекает, о чём будет его новая книга, рассказывает про тайны мироздания, так, стоп, это уже кликбейт пошёл, в общем, почитайте – умного человека всегда приятно послушать:

https://prochtenie.org/texts/30078?fbclid=IwAR06P4Bwlkm_3aAm4awJ-VDzIxh0Oy33AAwWQ3leYvbXDmefZkSfE5AQnkY

https://prochtenie.org/texts/30078?fbclid=IwAR06P4Bwlkm_3aAm4awJ-VDzIxh0Oy33AAwWQ3leYvbXDmefZkSfE5AQnkY

Александр Стесин: «Каждый исходит из того, что он знает» - рецензии и отзывы читать онлайн

В январе был объявлен победитель премии «НОС» этого года — им стал врач, поэт и прозаик Александр Стесин с книгой «Нью-Йоркский обход». Специально для «Прочтения» Александр рассказал о том, как сам он относится к своей победе, считает ли писательство работой и над чем работает сейчас.
| prochtenie.org

Великий день – объявили длинный список НацБест-2020!

НацБесту в этом году, кстати, уже стукнуло двадцать лет, а это значит, что уже двадцать лет как читатели ежегодно удивляются «кто все эти люди» и «где взять почитать половину текстов», а это мало какая премия так умеет.

Тут правда стоит заметить, что список, конечно, и на самом деле огонь – где бы ещё встретились Полина Дашкова и Захар Прилепин? Издательство АСТ и издательство Подснежник?

В каком списке бы взялась книжка, которую уже издавал в 2014 году «Центрполиграф», но переиздал, судя по всему «Питер»?

В каком бы ещё списке Петербург так элегантно уделал Москву? (но, очевидно, одна непотопляемая редакция оком Саурона.. То есть, хочу сказать, что у одного из кандидатов РЕШ вполне себе весомые шансы этот самый НацБест и взять).

(А помните, кто победил в прошлом году? Всё-всё, молчу).

Кумир молодёжи и ответственый секретарь оргкомитета Вадим Левенталь в 2020 году лиричен:

«За двадцать лет люди перестали читать газеты, Курицын с Гельманом переехали на берега Адриатики, Топоров умер, Путин перестал быть президентом, правда, потом опять стал…»
(…)
«Нацбест» остался старейшей в стране независимой литературной премией с денежным содержанием».
(…)
«…ни один писатель не существует вне общества и эпохи с ее противоречиями. Поэтому каким-то образом такая консервативная вещь как литература — по определению течению времени противостоящая — должна вбирать в себя время с его тревогами и надеждами».

Некоторые в ра.. То есть, в шорт, конечно, не попадут – его объявят 16 апреля, а финал состоится 30 мая.

В списке: книжки про рэперов, хакеров, секретные комбинаты, кладбища, мусорки, масонов, коммуны и даже про крышку рояля:

Сейчас будет выход из шкафа: скажу-ка, что мне не нравится в чужих рецензиях (спокойно, там почти один пункт!). Так вот, читаю я, скажем, критика Олега, который пишет про всякое - и про кино, и про книги. И Олег часто пишет как-то так: “в закулисный быт зритель погружается сразу и с удовольствием”.

Зритель - это и он, Олег, и я, и вообще весь зритель, даже вон тот, который спит. И это мне постоянно кажется, простите, каким-то левым приёмом. Я - зритель, и я не погрузилась никуда, разве что в скуку и отчаяние. Ты же пишешь о себе, при чём тут я?

Почему некоторые олеги транслируют своё “я” на всех вообще, масштабируя своего внутреннего маленького критика на всех снаружи? Вроде как Олег хочет до меня донести, как это круто, какой там закулисный быт, но не может это сделать никак иначе, хитрее что ли, объяснив мне, чего там как, за этими кулисами, чтобы мы вместе восторг испытали, но он выбирает вариант сказать это в лоб - ну ладно, восторг, я понимаю.

Вот в другой статье условный (ну, он условный, я забыла предупредить) Олег пишет: “И вот читатель в финале романа остаётся ни с чем”. Олежа, почему если ты в финале остался ни с чем, то все должны? Может, ты плохо читал? Никто не идеален, даже ты, извини, дружище. Я понимаю, что ты хочешь сказать, но некоторые читатели не согласятся с такой манипуляцией, это прямо к гадалке не ходи, зачем ты их провоцируешь? Это глупость или такой вот приём где-то в учебнике написан? Баг или фича?

Короче. Мне, в общем, дико не нравится, когда меня пытаются вот так приобнять и сказать: и ты тоже, дорогая моя, испытываешь в этом месте пустоту и разочарование - и это даже не вопрос. Можно же нормально описать волшебство чужого быта и свой восторг, или хотя бы говорить, что его можно испытать, без обобщений. И тут уж не важно, соглашусь я с Олегом или нет, он, по крайней мере, старался быть со мной честным. Потому что любой отзыв - это всего лишь чья-то картинка, субъективная на сто процентов, даже если у человека два профильных высших (но кому это интересно). Нет, ну правда же?

(читатель в этом месте согласно кивает).

Крейг Рассел - Аспект дьявола
(Перевод с английского Натальи Феликсон, Рипол-Классик, 2019. — 544 с.)
🇬🇧
Книга, которую хвалили Галина Юзефович и Сергей Морозов (так вообще бывает?(!?).
Книга, права на экранизацию которой уже купила Columbia Pictures. Автора, которого как родного любят в Германии.

Хотя он в своих книжках перерезал уже половину тамошнего населения.

Короче, вы поняли – сегодня в продолжение недели жанровой литературы всем детективам детектив. Кстати, Крейг Рассел - шотландец, переехавший в Англию. И это - важная деталь.

Потому что нельзя не предположить, что у Рассела, очевидно, какие-то свои счёты с Германией - иначе как объяснить, что он книгу за книгой подсовывает немцам то одного маньяка, то другого, народу в его книгах мрёт всё больше, а маньяки всё изобретательнее - уже в пору карантин объявлять. Героем одного своего самого популярного цикла про детектива Яна Фабеля Рассел сделал – ни за что не догадаетесь! – шотландца, долго жившего в Лондоне.

То есть, Германию от маньяков спасал именно герой, подозрительно похожий на самого Крейга Рассела, который, в свою очередь, сочинил весь этот ужас.

«Аспект дьявола» - не цикловая, а новая самостоятельная книжка Рассела. Молодой психиатр едет работать в психиатрическую клинику. Место действия - предвоенная Чехословакия; впереди грядёт что-то страшное, но пока ещё не очень понятное, хотя настроения в стране соответствующие. В Праге в это время орудует страшный и жутко изобретательный маньяк.

Маньяком никого уже не удивишь, но Рассел умудряетя показать - очередной джекопотрошитель это ничего особенного по сравнению с тем, кто придёт в Европу ждёт чуть-чуть попозже.

В storytel лежит в подборке «Выбор главного редактора» (и да, начитка Григория Переля хороша до невозможности. Когда он начитает уже Бесконечную шутку, я хоть так с ней справлюсь?) - то есть, вместе с Галиной Юзефович и Сергеем Морозовым книгу хвалит ещё и Анастасия Завозова.

Короче, товарищи, подвиньтесь:

https://ur-l.ru/uHFM1

«Аспект дьявола» Крейга Рассела: дьявол в мелочах

Маньяки, убийства и предвоенная Европа в новом романе известного детективщика
| Яндекс Дзен

Итак, первая в этом году новостная сводка –#бескультурные_новости месяца опять в эфире, доброго дня, друзья!

БИТВА МЕСЯЦА 🛠
После ожидаемого январского затишья наше литературно-критическое сообщество наконец ожило, и, как водится, ожило опять в том самом месте. Да, я про фейсбук Галины Юзефович, где неожиданно встретились гендир Эксмо Евгений-я-всегда-пишу-с-велосипеда-Капьев и читатели. Началось с того, что Капьев обнаружил старую (Февраль! Прошлого! ГОДА!) рецензию Галины Юзефович на полюбившуюся ему книжку «Безмолвный пациент» Алекса Михаэлидиса в переводе Ольги Акопян.

Галина писала: «автор внимательно проштудировал методичку» по написанию детективов, «намеренно экономит слова и буквы», и, самое сильное, на мой взгляд, оскорбление – «Алекс Михаэлидис — не Пола Хокинс» (господи, правда?). Евгений Капьев такого не вынес и написал целый пост: «а вот Стивен Фрай считает, что это absolutely brilliant» и что «критики» «живут» без обратной связи и с этим нужно что-то делать и самоорганизовываться» (видимо, самоорганизовываться в критиков без кавычек). Галина ответила, Капьев пришёл в комменты...

Тред, конечно, кончился ничем, но Евгений оставил почитателям кучу absolutely brilliant мемов, а я теперь предлагаю при выпуске новых книжек Эксмо спрашивать у Капьева, что думает по этому поводу Стивен Фрай.

(На тему этого спора уже кто только не отрефлексировал, но отдельно выделю канал сотрудницы Эксмо «Колонка редактора». Там пеняют на «отсутствие digital этикета» в подобных срачах, приходят к выводу, что Михаэлидис — не Пола Хокинс (да что ж такое!) и поясняют за продажи. Подписывайтесь, может, ещё чего про Евгения Викторовича хорошего нам расскажут, ведь ХОТЬ КТО-ТО ЖЕ ДОЛЖЕН).

ТРЕД МЕСЯЦА 🗣
Январь – месяц, когда люди перечитывают материалы стародавней давности. Переводчица Александра Борисенко завела интереснейший тред о переводе, откопав на фантлабе разгром перевода Сергея Таска книги «Моя семья и другие звери» Джеральда Даррелла (на Озоне до сих пор пишут: «Плюсы: Слава богу, Даррелл этого не увидит»).

В комментарии к Борисенко пришли и другие переводчики – в том числе и Анастасия Завозова, обратившая внимание на то, что осуждают, как обычно, переводчиков, а надо бы - институт редактуры. Впрочем, о почивших либо хорошо, либо никак - и это несмотря на то, что редактор у книжки всё же был, и зовут его Александр Гузман.

Чтобы узнать эту бесценную информацию, нужно свернуть интернетные горы, потому что у нас в России нет не то что «digital-культуры», а вообще культуры указывать редакторов, корректоров, иногда и переводчиков ДАЖЕ на сайтах самих издательств (см. сайт АСТ).

Такая уж у нас с вами тут семья (и другие удивительные звери) - Стивен Фрай бы такое не одобрил, но он этого, слава богу, тоже не увидит.

МОНОПОЛИЯ МЕСЯЦА❗️
Материал журнала The New Republic: Amazon, «накопивший за последнее десятилетие ещё больше власти» начал работать как издательство с крупнейшими авторами Америки и, очевидно, хочет закрыть все другие книжные и купаться в миллионах. Начали с Дина Кунца и Патрисии Корнуэлл (да-да, Стивен Кинг, извини). Многие книжные уже внесли этих авторов в чёрные списки в знак протеста, но, кажется, это как в слона плюнули.

Автор материала Алекс Шепард вспоминает, как неудачно Amazon стартовал в 2011 году со своими книгоиздательскими планами, наняв Ларри Киршбаума, бывшего главуTime Warner Book Group, который подписал контаркты с актрисой Пенни Маршал и Тимом Феррисом, а их книги, мягко говоря, не взлетели - в том числе потому, что крупные магазины отказались их продавать (и Феррис тогда возмущался в СМИ, что его книжка – «самая запрещаемая в истории США»). Другие авторы с Amazon сотрудничать отказались, такая вот история успеха.

Однако сейчас всё изменилось. Говоря о абсолютной монополии, Шепард замечает: «Amazon готов стать ключевым игроком в области книгоиздания, имея возможность получать еще большую долю от сотен тысяч продаж, совершаемых на платформе каждую неделю».

Осталось выяснить, что думает по этому поводу Евгений Капьев.

https://t.me/editorsnotes/15

Колонка редактора

Критик vs. издатель Я вообще-то не планировала писать такие «новостные сводки», но мне надо куда-то поболтать. За последние пару дней те, кто смог до меня добраться, считал нужным высказать своё мнение на тему «директор-де ваш недалёкий». Будучи не в курсе сути замеса, тактично вопрошала: «а в чем, собственно, дело?» Сижу, корплю над важным проектом, окруженная "Тихим Доном", "Войной и миром" и "Улиссом" (стол всегда завален "толстяками"), а что там в мире внешнем - знать не хочу. А выяснилось, что Евгений Викторович Капьёв, директор «Эксмо», не очень лестно отозвался о Галине Леонидовне Юзефович, даже не назвав её по имени, а обозначив в своем посте в стиле "тот-самый-критик-кого-нельзя-называть". Мол, ГЮ была не права в своей оценке "Безмолвного пациента" Михаэлидеса, а Стивен Фрай - прав, мы продали 20000 и читатели не могут ошибаться, а вот ты, Галя, ошиблась, будь ближе к народу. Вся фейсбучная литературная богема бросилась защищать Галину Леонидовну, строча гигантские комментарии (только на фейсбуке…
| Telegram

Астрологи объявили на канале неделю жанровой литературы, а это значит, что настало время поговорить про всякое с ножами, пистолетами и детективом в мятом плаще, отложить в сторону нон-фикшн про берлинские клубы или не нового, но нечитанного ещё Рушди. Но повод сегодня вроде как хороший - как-никак книга из моего личного рейтинга детективов прошлого года. Нарушаю семилетн... в общем, длительное молчание - давайте почитаем что-нибудь эдакое.

Чон Ючжон – Семилетняя ночь
🇰🇷
(пер. с корейского А. Погадаева, Чун Ин Сун, — М.: Издательство АСТ, 2019. — 528 с.)

Итак, у нас тут бестселлер из Южной Кореи, который стал бестселлером заодно и в Германии, где попал в топ лучших книжек 2015 года по рейтингу die Zeit.

От писательницы, которую ряд критиков, как водится, назвали «корейским Стивеном Кингом» (господи, стивеновкингов уже, наверное, легион).

Книга, которую довольно впечатляюще (но, пожалуй, излишне драматично) экранизировали.

В США книга выйдет в начале лета, но блёрбы от The Wall Street Journal и the Guardian уже намекают, что опять бестселлер, что ж ты будешь делать. К слову, новая, то есть последняя, книжка Чон Ючжон в Америке тоже штурмует чарты, и, самое главное тут наверное то, что её расхваливает - нет, не Стивен Кинг! - А. Дж. Финн, чей блёрб капслоком сообщает, что роман огонь.

Напомню (хотя как его вообще можно забыть), что этот самый Эджэфинн - автор «Женщины в окне» (чью экранизацию я жду не без интереса), он же Даниэль Мэлори, великий и ужасный, чтобы не сказать ненормальный.

Важно сразу сказать две вещи.

Первая - предупредить, что читателю ни в коем случае не стоит читать аннотацию "Семилетней ночи", а на издателя нужно посмотреть страшно осуждающе, потому что так нельзя, и кто это вообще писал, ну, в самом деле, не занимайтесь этим больше, вам нельзя. Для сравнения, аннотация от Penguin Random House выглядит просто образцово – даже, как ни странно, не расскажут, кто кого убил в первом предложении. Вау, как им удалось!

Вторая вещь – хоть это и не исключает такой косяк, но всё же: кто кого убил, здесь, на самом деле, не так уж важно, потому что эта книга не про «кто», а «почему».

Вообще «Семилетняя ночь» и не кажется детективом или триллером – это большой, сложноустроенный роман про то, как в голове у некоторых героев что-то сдвигается и они из не совсем нормальных становятся совсем ненормальными. Про ненависть, про то, что всем очень нужен закон о насилии в семьях, про то, что некоторые люди живут свою жизнь исключительно несчастными, и что с этим делать, не знает никто. Иногда этого незнания становится слишком много и какую-то плотину прорывает - все умрут, кто-то останется, но что это будет за жизнь.

(в случае, если вы почему-то хотите послушать это в аудио: на storytel книга отлично начитана Станиславом Ивановым).

Подробная рецензия здесь – там про маньяков и девочек из колодца (да, они там тоже есть):

https://ur-l.ru/GaEO5

«Семилетняя ночь» Чон Ючжон: возмездие по-корейски

или кто всех убил и почему?
| Яндекс Дзен