Cultpop
Cultpop

#заметки
Как известно, талант писателя измеряется тем, насколько умело он описывает еду и постельные сцены. Питание и размножение – базовые потребности любого живого существа. Люди занимаются этим тысячи лет и, казалось бы, изобрести что-то новое на этой ниве довольно трудно. Но у некоторых гениев всё ещё получается.

Лучшее, на наш взгляд, описание секса вышло из-под пера мастера постмодернистской прозы Виктора Пелевина в романе «Чапаев и Пустота». Конечно, там пламя из искры возгорается не между двумя заглавными героями, а между влюблённым Петром Пустотой и надменной Анной. Так вот, во время всего действа Анна приказывает своему спутнику непрерывно рассуждать на психолого-философские темы. В итоге банальное описание процесса подменяется сумбурным и вдохновенным монологом, но во время чтения представляешь себе всё куда ярче, чем в самом подробном и прямолинейном описании.

«— Так вот, девяносто процентов она дарит в тот момент, когда просто её видишь, а остальное, из-за чего идет весь тысячелетний торг, — всего лишь крохотный остаток. И эти первые девяносто процентов невозможно разложить ни на какие составные части, потому что красота неопределима и неделима, что бы там ни врал Шопенгауэр. А что касается остальных десяти, то это просто совокупность нервных сигналов, которые не стоили бы ничего, не приходи им на помощь воображение и память… Анна, прошу вас, откройте на секунду глаза… вот так… да, именно воображение и память. Знаете, если бы мне надо было написать по-настоящему сильную эротическую сцену, я дал бы несколько намёков, а остальное заполнил бы невнятным разговором, вроде того…»

Кстати, вы знали, что существует целая антипремия за худшее описание секса в мировой литературе? В прошлом году её получил романист Кристофер Боллен за книгу «The Destroyers» с формулировкой «за неуместную попытку описать знакомые понятия в новых терминах, что в итоге привело к путанице». Отмечалось, что после прочтения одного из пассажей судьи не могли понять, сколько, гм, органов было у героя.

Цитируем:
«Она закрывает свою грудь купальником. Все остальное остается очаровательно открытым. Кожа на ее руках и плечах разных оттенков загара, как водные разводы в ванне. Ее лицо и вагина соревнуются за мое внимание, и я смотрю вниз на бильярдый треугольник, который представляют собой мой пенис и мои яички», — цитируют судьи смутивший их отрывок.

Мы недавно рассказывали о любовных похождениях русских классиков. О том, как они отражали эту сторону жизни в своем творчестве, почитайте по ссылке ниже. Нам особенно нравится, как это делал М.Ю.Лермонтов:
wonderzine.com/wonderzine/life/life/194681-love-class

https://www.wonderzine.com/wonderzine/life/life/194681-love-class?utm_campaign=readmore&utm_medium=wonder&utm_source=editorial-widgets

Классное чтение: 10 эротических сцен из школьной программы

Что мы пропустили, скучая на уроках литературы
| Wonderzine