запуск завтра
запуск завтра

У меня по отношению ко всему этому «social justice» два противоположных мнения.

С одной стороны, наше общество жестко дискриминирует бедных, черных, женщин, инвалидов и вообще все меньшинства†. А я за равенство возможностей. Хочет моя дочка быть программистом — хочу, чтобы ей это было не сложнее, чем моему сыну. А сыну моего бедного знакомого — не сложнее, чем сыну богатого. Я поддерживаю affirmative action (обратную, позитивную дискриминацию), когда дают преференции неграм, чтобы им было проще попасть в топовые универы, например. При прочих равных я возьму на работу женщину-программиста, а не мужчину. Потому что женщина в коллективе — это человек с совсем другим опытом. Чем больше разного опыта в коллективе — тем он сильнее.

С другой стороны, мне противна трансгендер, которая ходит с этим своим «contributor covenant» и пытается выгнать людей из проектов, которым те отдали большую часть своей жизни, из-за твитов в их личном твиттере. Причем делает это так, что сначала втихую проталкивает принятие правил: «вы же против зла и за добро?!», а дальше использует махровую бюрократию и крючкотворство, озвучивая безумно высокие стандартны поведения, которым сама не соответсвует. Вспоминается анекдот про трусы и крестик. И вообще, по её твит-стормам видно, что у девушки серьезные проблемы с психикой, которые она транслирует наружу вместо того, чтобы решать их в себе.

В третьих, понятно, что статус-кво не меняется «приятными людьми». Он меняется борцами, которые делают всем неприятно. Сложная тема, много всего намешано, прямо слой за слоем. При этом, никто не пытается вести приличную дискуссии. Истину (и спокойствие в своей душе) никто не ищет, все набегают сотней троллей и закидывают навозом противника. Грустно за этим наблюдать. Классно, что в телеграме нет комментариев, иначе под этим постом был бы АД на земле. Если хотите почитать одно из самых уважительных обсуждений на тему CoC — вот 500 комментариев в трекере Ruby. Там общалось настоящее сообщество, которому больше 20 лет.

† Самый знаменитый пример — «blind audition», вот первоначальное исследование 1997 (!) года.