CodaRU
CodaRU

​​Стремление Бориса Ельцина до последнего поддерживать образ абсолютно здорового человека поставило страну в, мягко говоря, нелепое положение. К 1996 году над «легкими недомоганиями» и внезапными исчезновениями президента шутить перестали.

В ночь с 25 на 26 июня, в перерыве между первым и вторым туром первых выборов президента Российской Федерации, у 65-летнего Ельцина случился серьезный инфаркт. Встречу с избирателями 28 июня он пропустил — пресс-служба сообщила, что президент, который не мог даже подняться с постели, простудился.

3 июля Ельцин, с трудом держась на ногах, проголосовал в Барвихе на втором туре выборов. 9 августа прошла инаугурация — процедуру сократили с двух часов до 16 минут, речь Ельцина длилась 45 секунд, которых оказалось «вполне достаточно, чтобы рассмотреть неподвижную маску вместо лица».

Болезнь только что избранного президента очевидна — но говорить о ней нельзя. Пресс-секретарь Ельцина Сергей Ястржембский изобретает все новые формулировки, чтобы объяснить его отсутствие: «президент работает с документами» и «рукопожатие у него крепкое».

Первые новости появляются в западной прессе: короткие заметки в немецком «Бильде», где пишут, что Ельцину ищут донора сердца, и в американском «Тайм» — о запланированном шунтировании в Швейцарии. Кардиология кажется убедительной версией, но в Кремле продолжают молчать.

Пархоменко, тогда журналисту «Итогов», повезло: во время коронарографии Ельцина ассистировала знакомая Пархоменко из ординатуры Кардиологического центра. «Наташа еще не успела договорить свою фразу до конца, а я уже понял, что не надо больше лезть в Кремль, к Ястржембскому и к Чубайсу, а надо просто идти по врачам». Не потребовались ни утечки, ни сливы: случай Ельцина оказался абсолютно тривиальным, симптомы явно читались на видеозаписях выступлений. Несколько серьезных специалистов подтвердили Пархоменко диагноз первого лица.

Накануне отправки номера с текстом о болезни Ельцина в печать Пархоменко позвонила дочь Ельцина и по совместительству его советник Татьяна Дьяченко — «женщина, чей голос показался хорошо знакомым» — и попросила отложить публикацию на неделю: Ельцин не согласен на операцию, за неделю его уговорят — а публикация может этому помешать. В обмен Дьяченко обещала Пархоменко эксклюзивное интервью с отцом.

В опубликованном в 2000 году «Президентском марафоне Ельцин вспоминал: «Настроение — хуже некуда. Нужно было наконец обнародовать мои болячки перед страной, перед всем миром. ... <...> Таня убеждала меня: „Папа, но это странно: ты пропадешь на столько времени неизвестно куда“. Таня принесла мне в переводе с английского письмо Рейгана к нации, которое он написал, когда болезнь Альцгеймера уже серьезно давала о себе знать: шли необратимые изменения головного мозга. <...> Я задумался: а могу ли и я вот так же по-человечески открыто, абсолютно откровенно разговаривать с людьми моей страны?».

Публикацию отложили. 5 сентября шла печать тиража — «теперь с портретом президента, драматически закусившего губу, и с текстом „Операция. Это решено“ на обложке», а Ельцин в эфире дал интервью, в котором почти дословно процитировал свои ответы Пархоменко, министру печати Михаилу Лесину.

Операция на открытом сердце длилась 7 часов. Утром 5 ноября Ельцин передал президентские полномочия главе правительства Виктору Черномырдину — а следующим утром, только придя в сознание, вернул власть обратно. Уже после отставки Ельцина выяснилось, что президент перенес не меньше пяти инфарктов. В 2007 Ельцин умер, официальная причина смерти — «нарушение функций многих внутренних органов, вызванное заболеванием сердечно-сосудистой системы». Вскрытие не проводилось.

Как узнать больше
Сергей Пархоменко об операции на сердце Бориса Ельцина
Пиррова победа. Как Борис Ельцин 20 лет назад смог сохранить пост президента?
Как проходила операция на сердце Ельцина