5 февраля

nlobooks channel page

Новое литературное обозрение

«Горький» взял интервью у одного из самых известных современных историков Карло Гинзбурга, автора книги «Загадка Пьеро», которая вышла в нашем издательстве в конце прошлого года.

В интервью Гинзбург рассказал о страшных сказках из детства и «Пиноккио», диалогической любви к Толстому и Достоевскому, а также о том, как и когда он заинтересовался фигурой Пьеро делла Франческа.

https://bit.ly/2RGImjN

https://bit.ly/2RGImjN

«Деревянные глазищи, почему вы на меня смотрите?»

Интервью с итальянским историком Карло Гинзбургом
| «Горький»
abbsol channel page

Паша и его прокрастинация

Зачем нужны слайды

Объясняет Арсений Ашомко.

Аудитории нужно видеть, чтобы воспринять информацию. Если вы не дадите им картинку, если вы не удержите их взгляд, вы наверняка и вовсе потеряете зрителей и слушателей в смартфонах.

Яркой внешностью, артистизмом и харизмой держать на себе взгляды по 20–30 минут могут лишь редкие таланты. Если вы не из них — вам помогут слайды.

Есть ещё одно важное преимущество: люди любят фотографировать слайды.

Если на слайдах что-то удивительное (неожиданный тезис) или важное (цифры и графики). Или просто смешное, забавное, красивое.

Большая часть этих фото, разумеется, сгинет в недрах памяти смартфонов ваших слушателей. Но часть всё-таки послужит вам: либо напомнив сделавшему фотографию о ваших тезисах, либо разлетаясь по чатам — помогая распространить ваши мысли и интерес к теме. Либо подарив вам новые фото, где вы важны и очень привлекательны.

Источник

https://medium.com/следующий-слайд-пожалуйста/wannaslides-5ed9abd527b1?fbclid=IwAR2P0NWZzaENuCRJmNXQJ06zet9sEivL7o-iIZxU9S9qRZFqVvB0iApxiv8

Зачем нужны слайды

Неужели нельзя выступить и рассказать нужную информацию без слайдов? Конечно, можно. Но не нужно.
| Medium

15 октября

Polyarinov channel page

Поляринов пишет

​​​​​На днях перечитал «Блуду и МУДО» Алексея Иванова. До сих пор мой любимый роман у него.
Сюжетов много, но главный — чисто «Мертвые души». Чиновник города Ковязина по фамилии Манжетов решил запустить «инновационную реформу образования», ввести в школах сертификацию: чем больше учеников привлечет учитель, тем больше денег из бюджета, тем выше зарплаты. «Отличная мотивация для педагогов проявлять инициативу, бороться за учеников», — такая у Манжетова логика. Есть только одна проблема — это Россия, детка. В итоге главный герой, Боря Моржов, пол книги пытается спасти от закрытия МУДО «Родник» (собственно, Муниципальное Учреждение Дополнительного Образования) и аки Чичиков ездит по городу Ковязину и собирает фиктивные справки, т.е. фактически занимается сбором мертвых душ. Он сам прекрасно понимает иронию и свою миссию так и называет: «начичить сертификаты на школьников».
И вот что важно: в зазорах между скабрезными раблезианскими гэгами и буднями провинциальных педагогов Алексей Иванов успевает спрятать целый роман идей — о современном «пиксельном мышлении» (термин автора), и о том, что такое семья в XXI веке; и как выжить в России, где люди на местах занимаются не делом, а симуляцией дела — подделкой статистики, чтобы начальству угодить; страх потерять работу сильнее желания работать. И это Иванов про нулевые писал, сейчас, я думаю, все еще веселее — и школьников и учителей не только нормами утюжат, но еще и кадилом православным по голове охаживают.
В общем, скажу так: «Блуда и МУДО» — лучший русский роман последних двадцати лет. Причем, с большим отрывом.

«Перед здоровенным ангаром металлорынка висела первая растяжка: «Нержавеющие стали!» Знак восклицания, видимо, означал радость тех анонимов, которые раньше были ржавеющими, а вот теперь справились со своим недостатком. Моржов тоже порадовался, что они наконец-то стали неподвластны коррозии».

bookngrill channel page

Книги жарь

Константин Мильчин: "Критик — это литературный тиндер

Взяли тут интервью у главреда "Горького" Константина Мильчина — побольше про критику, поменьше про блогинг. Получилось коротко, но информативно.

Приятное: критик — тот, кто сам себя таким называет и пишет обзоры. Но хорошим критиком стать сложно, как и хорошим писателем. При этом критика становится короче по формату, и это нормально.

Неприятное: на "Горьком" не планируют печатать прозу, а девальвация творческого труда никуда не денется.

https://mnogobukv.hse.ru/news/225850844.html

«Критика – это литературный тиндер»

Константин Мильчин – о том, каким должен быть настоящий критик, чем полезны литературные резиденции и почему ультракороткие рецензии – это нормально.
| mnogobukv.hse.ru

14 октября

polka_academy channel page

Полка

Сегодня исполняется 80 лет Владиславу Крапивину, одному из важнейших советских и российских детских писателей: одни ругают его за «пионерскую эстетику», другие, напротив, любят за эскапизм, возможность уйти от идеологии в чистую романтику. К юбилею писателя Юлия Подлубнова пишет на екатеринбургском сайте It’s My City о вселенной Кристалла, крапивинских мальчиках и о том, почему его книги — не такие уж детские. https://itsmycity.ru/2018-10-12/pochemu-knigi-vladislava-krapivina--ne-takaya-uzh-i-detskaya-literatura

https://itsmycity.ru/2018-10-12/pochemu-knigi-vladislava-krapivina--ne-takaya-uzh-i-detskaya-literatura

Почему книги Владислава Крапивина — не такая уж и детская литература

Про Владислава Петровича Крапивина говорить неожиданно сложно. Неожиданно, потому как его повести и романы знакомы с самого детства, по крайней мере – моему поколению. Они очаровывали, иногда пугали, иногда вдохновляли, но всегда вселяли надежды и воспитывали. Крапивин-писатель словно бы формировал внутренний стержень личности. Да, мир не создан для детей, проблемы в нем настоящие, страдания настоящие, смерть настоящая, но Крапивин очень продуманно готовил ко встрече с этим настоящим миром. Готовил не просто отражать удары извне, а сохранять мечту. «Учись летать высоко и смело. Ты сумеешь. Если тяжело будет – выдержишь, если больно – вытерпишь, если страшно – преодолеешь».
| itsmycity.ru

3 сентября

privetpoidem channel page

Привет, не хочешь сходить?

​​8 сентября в библиотеке Тургенева пройдет Public talk «Как стать писателем»

На встрече поговорят о первых шагах в литературу, первых критиках и фанатах, первых провалах, — про все то, что ожидает автора на пути к славе или безвестности. Об опасностях первых публикаций, страхе второго романа, коварстве читателей и непредсказуемости успеха.

Спикеры:
Гузель Яхина — автор романов «Зуйлеха открывает глаза» и «Дети мои», лауреат премии«Большая книга» и «Ясная Поляна»;
Дмитрий Самойлов — литературный критик, мастер CWS;
Наталья Осипова — филолог, директор CWS.

Вход по регистрации: https://goo.gl/cxT8ty
Начало в 18:00.
Адрес:
Бобров переулок, дом 6, строение 1, Читальный зал

2 сентября

1 сентября

abbsol channel page

Паша и его прокрастинация

Учись у великих: Эрнест Хемингуэй

Эрнест Хемингуэй писал по 500 слов в день. Он просыпался рано утром, и садился писать, чтобы дневная жара не мешала творчеству.
И, хотя Хемингуэй был известен своей любовью к спиртному (и фразой «Пиши пьяным, редактируй трезвым»), он никогда не садился писать в нетрезвом состоянии.

Писать — первостепенно, остальное — потом.

Источник

https://writetodone.com/learn-from-the-greats-7-writing-habits-of-amazing-writers/

Learn from the Greats: 7 Writing Habits of Amazing Writers

Learn about the writing habits of amazing writers in this article. It will help you to develop your own writing habit.
| WTD
kniginya channel page

Книгиня про книги

Рубрика #книгиня_читать_изволили 👵🏻
🇬🇧
#41 Лоуренс #Норфолк - Словарь Ламприера

Я уже давно не помню таких бурных дискуссий с друзьями касательно того, как можно перевести, например, фразу:

 Septimus has retreated (is, in fact, draping his flaccid rhabdos about the neck of an unsuspecting maid at the far side of the room, the piquet trick can wait).
Вялые жезлы по-норфолкски окончательно меня добили, поэтому, наверняка можно сказать, что переводчице этой книги Анне Блейз (которая перевела для всех нас Нила да уступи ты Мураками уже Нобелевку Геймана) памятник при жизни. Это даже при том, что по-русски некоторые куски прочесть и не сломать пару извилин вообще сложно (кое-где "помог", кажется, и редактор):

Септимус отошел (в данную минуту он занимается тем, что оборачивает свой вялый жезл вокруг шеи какой-то ничего не подозревающей девицы в дальнем конце комнаты, карточный фокус подождет).

Месье Усы заполучил наконец ту девушку, бывший ее спутник по-прежнему издает напрасные звоны, еще четверть тона, еще глоток отпивается от тоники, а люди, расхаживающие вверх-вниз по лестнице, то и дело опорожняют существенно важные части инструмента.

И вот уже корабль движется к мраморной глади моря, созданного воображением Эбена, а та, взволнованная вторжением, велит кораблю перевернуться килем вверх — указ, подобный не вовсе бессмысленному утверждению о том, что настоящий бизнес делается внизу.

Она (бригантина) стояла перед его мысленным взором, как живая.

Деревья, кусты, травы сигналили в пространство о стремлении вырваться из прямолинейной логики сада на свободу иного предназначения.

То есть, тут как бы и Норфолк выделывается, и переводчик выкручивается, и "не вовсе бессмысленное", и "опорожнять части инструмента" туда же. Вспоминается до сих пор вспыхивающая периодами дискуссия о переводах Пинчона, который, по слухам, пишет не сложнее Дарьи нашей Донцовой, но в переводе читателю понадобится литр водки, балалайка и переводчик с русского. В общем, Норфолк, за что ты так с читателем? (эти вялые жезлы до сих пор из головы не идут).

Касательно самой стилистики: Лоуренс Норфолк, как оказалось, не зря дружит с Антонией Байетт (однажды у них обоих сразу взяли интервью про писательство и отношению к художественному вымыслу на основе реальных событий), хотя чаще всего Норфолка припечатывают фамилиями Эко, Дэна Брауна и, конечно, упомянутого выше Пинчона - за любовь к историческим сюжетам, вплетенный в них вымысел и постмодернистскую образность. Конечно, эту вольность в обращении с реальными персонажами ему простили не все. В интервью Норфолк рассказал, как после выхода книги про Словарь ему пришло письмо от настоящего предка Ламприера - предок его, разумеется, отругал, а следом пришло другое письмо, от другого предка Ламприера, который тоже писателя отругал. Норфолку пришла в голову гениальная идея отправить второе письмо первому адресату, а первое - второму, "чтобы они там сами пообщались", но, к счастью, вовремя одумался. А жаль, хороший сюжет пропал.

http://bit.ly/2wzYFHj

http://bit.ly/2wzYFHj

«Словарь Ламприера» Лоуренса Норфолка: Алфавит и лабиринт

Или как не запутаться в паутине постмодернизма
| Яндекс Дзен | Платформа для авторов, издателей и брендов

31 августа