Литература – это революция

SoundCloud: https://soundcloud.com/bookngrill

ВК: https://vk.com/bookngrill

Мои короткие истории и упражнения @chickenchicken

Вопросы, отзывы, предложения @bookngriller

​​«Петровы в гриппе» в «Гоголь-центре» в постановке Антона Федорова (по сокращенной вдвое адаптации Кирилла Серебренникова) получились... странными.

В смысле, понятно, что весь магический мир сальниковского Екб, застывшего в постсовке, словно в морозильнике, сложно сжать до двух с половиной часов, и Федоров выбрал единственное возможное решение: задать адаптацию как один нескончаемый наркотрип, конец и начало которого разворачиваются в скукожившемся до троллейбуса мире романа. Уже в оригинале было довольно много Линча, но теперь события выстроены в ровное «Шоссе в никуда», где мы вместе с героем путешествуем от сцены к сцене и все быстрее теряем рассудок.

При этом многие узнаваемые сцены романа на месте. Удачно передана обсессия Петровой, прекрасно отлиты в театральной форме и выплавлены скользящие по подводным течениям романы рифмы, двойничества; где-то грамотно подчеркнуто, где-то затушевано. На месте и преследующий Петрова призрак покойного друга-графомана, на месте и вездесущий приятель-проводник, который не совсем приятель. Да и с атмосферой вечно замерзшего в стылом Нетинебудет города все вроде бы в порядке.

Вот только если «книжный» Екб был многолюдным, разъятым городом, то в адаптации город съежился до одного Петрова. Мы будто бы вообще не покидаем его голову, а в конце солипсистский по духу рассказ выезжает куда-то в сторону, внезапно, Виктора Пелевина (которого и в оригинале немало, но там он только зыркает из-за кустов из-под вечных солнцезащитных очков). В результате зрители, которые книгу не читали, кажется, вовсе ничего не поняли.

Итого: получилась крепкая постановка, но не лучший спектакль ГЦ. Посмотрим, каким получится фильм. Уже в этом году.

«Литераторы работают частью мозга общества, не самой умной, продвинутой и точной, но ответственной за то, чтобы справляться с текущей реальностью. Литераторы отвечают за то, чтоб общество не рехнулось окончательно, а искало ответы на главные вопросы, подсунутые литературой.

Без тентаклей или вкусовых сосочков, в роли которых выступают литераторы, общество собирает лбом неизбежные грабли, смело погружается по локоть во все оголенные розетки и вгрызается в колбасы, которые и за двадцать лет до просрочки пробовать не стоило. И чужие сосочки, позаимствованные у пусть даже самых чутких соседей с изумительно тонким вкусом, помогут не сильно — розетки и колбасы у всех разные, на чем бы ни настаивал старик Фрейд.

Поэтому нужна литература. Поэтому нужны писатели как люди, которые помогают человечеству выжить и адаптироваться к каждому историческому этапу». @idiatullin

Рубрика «Легкая кавалерия» журнала «Вопросы литературы» уверенно врубается в 2020-й с мнениями Сальникова, Славниковой, Воденникова и других http://cavalry.voplit.ru/january2020#rec153303229

http://cavalry.voplit.ru/january2020

Легкая кавалерия Выпуск №1 Январь 2020

Только звезды, только хардкор! Алексей Варламов, Ольга Славникова, Владимир Новиков, Александр Мелихов, Роман Сенчин, Алексей Сальников, Шамиль Идиатуллин, Андрей Волос, Андрей Аствацатуров, Дмитрий Воденников, Алиса Ганиева, Григорий Служитель. Если сблизить две метафоры, то сегодня у нас: «тяжелая артиллерия» выступает поддержанная жанром «легкой кавалерии». Говорят о литературе и о себе в литературе; о своем понимании того, зачем и для кого пишут; делятся воспоминаниями о том, как было, задумываясь далее, как будет (согласно известной формуле – воспоминание о будущем); а также о многом другом...
| cavalry.voplit.ru

Хороший алгоритм работы над рукописью, если вам проще писать согласно некоему распорядку https://blog.stephsmith.io/learning-to-write-with-confidence/

Основной смысл: собственно написание текста – процесс, растянутый во времени; изучение вопроса, исследование, планирование текста предваряют собственно работу над текстом.

Это все сильно отличается от привычного хаоса текстовой работы, к которому мы приучены студенческими бессонными ночами, но процесс зато получается эффективнее.

https://blog.stephsmith.io/learning-to-write-with-confidence/

Writing is Thinking: Learning to Write with Confidence

Learning to write is learning to think, because writing is thinking. They are two peas in a powerful pod. This article goes over my writing process, focused on minimizing the activation energy to get started.
| Steph | Smith

Если вы пропустили вчерашнюю трансляцию дебатов, но интересно, о чем спорили критики и эксперты, можете почитать наш репортаж на @mnogobukv_cw https://mnogobukv.hse.ru/news/332776120.html

Вообще кажется, что при всех шуточных упоминаниях Нобелевки формату недостает как раз какого-то по-нобелевски инновативного подхода к словесности. Прослушал половину подкаста «Трасса 161» об орудовавшем в десятые абаканском маньяке и истории его поимки – и это тот самый новый язык журналистики, о котором говорилось в связи с книгой Туровского. Словесность сегодня не только книги, но к этому восприятию еще придут.

А подкаст можно послушать вот тут https://holod.media/podcast-trassa-161

Премия НОС: «Енот – тоже человек!»

Накануне состоялся финал XI сезона литературной премии НОС. Победителем стал Александр Стесин с книгой «Нью-йоркский обход».
| mnogobukv.hse.ru

#возможности Тем временем «Большая книга», «Лицей» и «Книгуру» открыли прием работ http://www.bigbook.ru/news/detail.php?ID=31404 На «Большую книгу» произведения можно выдвигать до 29 февраля, на «Книгуру» и «Лицей» – до 15 марта. У каждого конкурса свои требования, будьте внимательны

​​#новости_жарь Победители премии НОС-2019

Победитель. Александр Стесин. Нью-йоркский обход

Приз критического сообщества. Линор Горалик. Все способные дышать дыхание

Приз читательских симпатий
1 место. Алексей Поляринов. Центр тяжести
2 место. Евгений Никитин. Про папу
3 место. Алексей Сальников. Опосредованно

Короткий список целиком

В эти минуты идет церемония обсуждения короткого списка и объявления победителей премии НОС-2019. Если ваш вечер свободен, подсоединяйтесь к трансляции, дебаты НОСа всегда интересны https://youtu.be/dWRwIvIvjvY

Звук иногда безбожно пропадает.

Итоговые дебаты премии НОС-2019

| YouTube

#рекомендации_жарь Небольшая подборка хороших книжных каналов

@prust_posovetuet – о классике, современной «большой» литературе, фантастике и триллерах, нон-фикшене и поэзии и новинках книжных полок – емко и с интонацией личного разговора. Ничего лишнего, только книги и любовь к читателю.

@bookranger – автофикшн от мира книжного телеграма. Автор рассказывает о книгах, которые на нее повлияли, просто и со вкусом; составляет симпатичные подборки, пишет обзоры на самые интересные рассказы современных писателей и борется с читательским кризисом вместе со своими подписчиками

@serega_dovlatov - лучшее из Довлатова и лучшее о Довлатове. Тексты, факты, мемуаристика.

​​Даниэла Комани. Это была я

January 23rd. In Paris, 'Je vous salue, Marie' by J. L. Godard started today. I was at the cinema: Maria is a filling station attendant, Josef a cab driver. January 24th. I presented the first Apple computer in the US: the Macintosh 128k. It has 128 KByte memory, a 9 inch monitor and a 16/32 bit microprocessor. January 25th. Luxor. I opened the grave of the Egyptian pharaon Tutenkhamon. January 26th. Today I renamed Petrograd Leningrad. January 27th. Poland, Auschwitz concentration camp. Soviet troops have freed us. January 28th. Cape Canaveral. The US space shuttle Challenger exploded shortly after take-off. All seven of us died.

Не о книге, а об арт-проекте, который меня очень впечатлил: на днях сходил на выставку «Биография. Модель для сборки», она проходит в ММОМА на Гоголевском бульваре и рассказывает о том, как современный художник работает с фактами собственной биографии и на их основе создает произведения. Живший в социалистической Болгарии Недко Солаков создал галерею скетчей «Что, если...» о невероятных перспективах для себя и для окружающего мира. Эстонец Марко Мяетамм представил свою семейную жизнь в виде комиксов. Максим Шер собрал и представил негативы, оставшиеся в старой коммуналке от бывших жильцов-фотографов, в хонтологической работе «Отдаленный, звучащий чуть слышно вечерний вальс».

Но открывает выставку большое полотно Даниэлы Комани: события целого года, по строчке на дату с 1 января по 31 декабря, вперемешку события из жизни художницы и глобальные свершения XX века.
С одной важной особенностью: обо всех этих событиях рассказывается так, будто они произошли с самой художницей. «1 января. Я основала в Берлине коммунистическую партию <...> 31 декабря. Прервав празднование Новго года, я бежала с Кубы. Так пал мой режим». «Это была я» – проект, в котором традиционное со времен формалистов темпоральное разделение событийных единиц нарратива на фабулу и сюжет фактически стирается; фабула оборачивается сюжетом, а сюжет – фабулой. События выстроены в соответствии с датами последовательно, но не хронологически; годы стираются, а вслед за этим биография художницы и биография XX века образуют некий сплав, эпоха оставляет свой нестираемый отпечаток. В дело вступает тот самый «эффект бабочки»: в каком-то смысле высадка на Луне и вправда случилась с каждым, кто жил в 1969 году, и в каком-то смысле с каждым случилось падение Берлинской стены. Точно так же, как я помню, где был 11 сентября 2001 года или 18 марта 2014 года, когда (я/мы?) аннексировали Крым.

Журналистка Энни Мёрфи Пол в своей книге Origins писала о том, как двое финских исследователей анализировали состояние здоровья двух групп детей: первые 167 находились в утробе, пока шла Советско-финская война, а вторым 168 было по году. Выяснилось, что среди детей первой группы гораздо выше был процент страдающих шизофренией и другими психическими расстройствами – много выше, чем у детей из второй группы.

Я/мы, кстати, тоже об этой связи между историей большой и историей малой.

Но мне кажется, что в работе Комани даже больше, чем просто заявление, что мировые события влияют на человеческую жизнь. Это еще и попытка оказаться на месте каждого человека, пережившего XX век, попытаться осознать, какого ему было: «это я – те семь астронавтов, что взорвались в шаттле; это я сжигала книги Томаса Манна и меня освобождали в Аушвице» – это смелая и во многом спорная, но кажется, что та самая позиция чуткого рассказчика, о которой в нобелевской лекции говорила Токарчук – или, по меньшей мере, попытка к ней приблизиться.