Банька-Парилка
Банька-Парилка
Igor Bannikov

​​Самый опасный мюзикл на свете... он вывернет вас наизнанку 🤡

Ровно с такими эмоциями я недавно посмотрел «Экстаз» Гаспара Ноэ, премьера которого состоится в России 11 октября. Это самая напряженная экзекуция, которой подвергались мои глаза и сознание за последние три года.

Вы наверняка сталкивались с работами этого усатого провокатора, а если нет, то очень вам завидую. Потому что все его фильмы – это одна сплошная насмешка над неподготовленным зрителем, а многие сцены из них шокируют до тошноты. Например, 10-минутный эпизод изнасилования Моники Белуччи в «Необратимости» или неописуемо жестокая сцена с огнетушителем оттуда же. В своей дебютной полнометражке «Один против всех» Гаспар изводил нас натуралистичными сценами забоя скота, и с тех пор в погоне за эпатажем с каждым годом достигал новых высот. Во «Входе в пустоту» есть сцена смерти от первого лица, после которой главный герой почти два часа бестелесным духом парит над Токио, наблюдая чужие сношения. В конце концов Ноэ снял свой магнум опус – художественное порно «Любовь», прокат которого запретили в России. Герои фильма по-настоящему занимались сексом на съёмочной площадке, а процесс во всех подробностях показывался даже изнутри... при помощи 3D, разумеется. Зрители, включая критиков, хором плевались и покидали залы...

...Чтобы, спустя три года, снова вернуться в них на очередной сеанс визуальной экзекуции. Я шёл на показ с легкой дрожью в коленях, т.к. даже при самом невинном синопсисе маэстро мог выкинуть что угодно. По сюжету команда танцоров разных национальностей, ориентации и цвета кожи в далёких 90-х собирается в актовом зале где-то на обочине Франции для финальной репетиции и вечеринки в честь тура по Америке. Здесь надо отметить, что Ноэ отлично удалось жирными мазками прописать выпуклые характеры многочисленных героев фильма. Основное повествование начинается с впечатляющей репетиции группового танца, снятого одним планом, и плавно перетекает в большую попойку с неожиданно подмешанными в сангрию наркотиками, пьяным флиртом и грязными разговорами о сексе. Если в «Любви» Ноэ показывал половой акт максимально наглядно, то здесь он использует для этого слова – диалоги в «Экстазе» написаны с такой издевательской натуралистичностью, что любой моралофаг тут же со стыдом вылетит из зала. Речи и словам здесь уделено особое внимание: многие шокирующие события озвучиваются в разговорах, а ключевые для фильма мудрости вроде «Смерть – это невероятный опыт» время от времени огромным сверкающим текстом всплывают на экране в лучших традициях Годара. К слову, где-то в середине также неожиданно появляются и начальные титры.

Как вы понимаете, в фильме с подобной завязкой все просто обязано пойти не так, а у такого шалуна – и вовсе достичь совсем кошмарного апогея. И Гаспар прекрасно жонглирует ожиданиями зрителя, наученного его предыдущими работами. Вжавшись в кресло, я самоотверженно ожидал чего угодно, от массовой порно-оргии до максимально драматичного смертоубийства, но в итоге не получил ни того ни другого. На протяжении полутора часов аргентинский трикстер так мастерски нагнетает напряжение и настолько тонко балансирует на грани киношных штампов и собственных грязных приемов из прошлого, что в конце лично я был готов аплодировать стоя. Безусловно, здесь есть и секс, и смерть, и шокирующие моменты, но все это подано максимально изящно. В плане взаимодействия с наследием своего автора «Экстаз» очень похож на «Убийство священного оленя», где Лантимос тоже красиво вырвался из рамок собственного киноязыка. Запредельно гипнотический эффект картины достигается за счёт традиционно неуправляемой для фильмов Ноэ камеры, фантастической работы со светом и точно подобранного саундтрека – изматывающее техно, диско и важные хиты прошлого от Soft Cell, Джорджо Мородера, Daft Punk и Apeh Twin нон-стопом долбят где-то на периферии в течение всего фильма, усугубляя ощущение безумия, паники и клаустрофобии.

Но, вопреки кошмару, происходящему на экране, «Экстаз» полон черного юмора, ядовитой самоиронии и духоподъемного драйва. Поэтому будем считать, что вечеринка удалась.