Банька-Парилка
Банька-Парилка
Igor Bannikov

​​6 / Новая искренность, ссоры с друзьями и умение проговаривать свои переживания — это большое интервью со СВЕРКАЙ 🌟

Ты по касательной задела мою любимую тему новой искренности. Как думаешь, стоит ли вообще с людьми обсуждать свои эмоции и переживания или лучше держать их при себе?

Для меня искренность — не новая. Я всегда задаю людям вопросы и мне хочется их понять. Если уж мы заперты в каком-то пространстве и нам нужно повзаимодействовать, то надо докопаться до чего-то. Поэтому я не понимаю смол-токи. Типа, привет, как дела? Ой, слушай, мы вчера вот туда ходили. Блин, а мы ходили туда. А ты был вот здесь? И как будто бы что-то возникает между людьми в этот момент, чего я никогда не пойму.

Мне нравится в этом плане ответ Валерия Печейкина [драматург «Гоголь-центра»] — он говорит, что вот вы спрашиваете, как дела, но тогда будьте готовы, что я вам сейчас начну отвечать.

Я вот, к сожалению, тот человек, который начинает отвечать. И я не понимаю, если мне не отвечают на это. «Как дела?» — это даже не тот вопрос, на который можно ответить, потому что он слишком общий. Мы начали с этого вопроса и непонятно, что вообще на него можно ответить.

И посмотри, где мы сейчас!

Да. Гораздо интереснее, конечно же, разговаривать. Мне кажется, спор должен быть как раз до мяса, до крови, и если ты разговариваешь с человеком, вы должны с ним чуть ли не подраться, то есть, вам должно быть не все равно. А когда вы просто общаетесь: жарим барбекю, болтаем, no hurt feelings. А зачем это? Чтобы тереться носами, как пингвинчики?

Есть ли какая-то польза от таких столкновений? Из ссор, например, можно что-то вынести?

Конечно! Есть польза, когда вы с человеком договорились о таком формате коммуникации. Например, со всеми моими подругами, друзьями мы общаемся именно так. У меня очень маленький круг общения из-за этого — полтора человека, но я очень люблю как раз сталкиваться, выяснять. Вот мы с девочкой, Сашей, которая является моей супер-подружкой, и у которой сейчас проект «Лютик», наверняка ты ее слышал…

Разумеется!

И мы с ней, например, очень много спорим о Боге, потому что она — человек со своим понятийным аппаратом, она не верующая в классическом смысле, но она не такой отрицатель, как я. И мы спорим и меняем друг друга, потому что ты же слышишь аргументы другой стороны. И это здорово. Главная проблема новой искренности в том, что как будто бы одна точка зрения радикально изменяется на радикальную другую. А мне всегда не хватает в любой идеологии пространства для маневра.

Например, если тебя человек чем-то задел, стоит ли ему все это выкладывать, разбираться с этим или лучше промолчать? Для тебя что более приемлемо, в чем больше пользы? Если тебя что-то задело на эмоциональном уровне.

Я никогда не обижаюсь. Я не помню, когда я последний раз обижалась на людей. Если человек может тебя настолько выбесить и эмоционально задеть, значит, ты прокосячил и выбрал такого человека идиотского, который рядом с тобой сидит, и ты почему-то ему поверил. То есть, в этот момент, если человек меня задевает, я ухожу в себя и такая: «Стоп, а как я не заметила, что этот человек такой идиотский?»

Допустим, он не идиотский, а сделал что-то неосознанно, что тебя напрягает — стоит ли вот это обсуждать? Вот такой момент притирки между людьми.

Ну конечно! Короче, да, я считаю, что это правильно. Надо, конечно же, говорить: рассказывать, объяснять. Если человек говорит о том, что, слушайте, друзья, вот есть такая история за этим, и это не очень, ну разве сложно этого не делать после того, как ты уже знаешь, что кого-то это может обидеть? Мне кажется, это совершенно не сложно.

Мне кажется, раздражение людей и т.д. — это еще проблема отсутствия культуры разбора конфликтов, отсутствие психологической культуры в нашей стране.

И теперь мы приходим к тому, что новая этика — это супер! Если бы все проговаривали, было бы гораздо лучше.

#ИнтервьюСверкай