Банька-Парилка
Банька-Парилка
Igor Bannikov

​​Нашел свой обзор семилетней давности на The Last of Us: оказывается, все это до сих пор актуально 😳🎮

Сегодня упало эмбарго на публикацию рецензий на The Last of Us Part II, ровно за неделю до официального релиза. На многих сайтах и ютуб-каналах уже вышли десятки обзоров-близнецов (без спойлеров).

Я тем временем снова поиграл в первую часть и подредактировал свой старый текст для великого издания FurFur, чтобы в будущем при обзоре второй части опираться на него.

В первые же несколько минут The Last of Us разработчики из Naughty Dog заражают большую часть населения Земли спорами мутировавшего грибка кордицепс, превращающего людей в некое подобие зомби, и откатывают волшебно детализированный мир одноэтажной Америки до уже привычного нам состояния ржавого постапокалипсиса. Но при всей простоте синопсиса дальнейшее повествование игры вытекает далеко за пределы обычного зомби-апокалипсиса и оборачивается монументальной сагой об очаровании современного мира и полном разочаровании в его обитателях.

Несмотря на безвозвратно утерянный мир, на его обломках по ходу прохождения игры то и дело всплывают детали, из которых собирается полноценная картина той Америки, в которой в начале десятых жили разработчики и немного мы сами. Это мир окладистых бород, клетчатых рубашек, научно-фантастических комиксов и фолк-музыки. Последнее, между прочим, до сих пор остается для меня актуальным. А проводником этой культуры становится 14-летняя девочка Элли, родившаяся уже на ее руинах.

Наткнувшись на очередной артефакт из прошлого в виде, скажем, дневника своей ровесницы, она задумчиво спрашивает своего сурового спутника Джоэла, неужели раньше люди думали только о том, что съесть на ужин и какое платье надеть на выпускной? Но размышлять об этом нет времени — в дверь привычно ломится толпа неуправляемых существ: то ли зомби, то ли обычных людей — собственно, две разновидности врагов в игре. И в такие моменты в The Last of Us как раз и нащупывается разрыв между миром приемлемым и той его стороной, которая беспокоит разработчиков. А волнует их нечто более страшное, чем восстание мертвецов из могил.

Так, за сбором магических осколков американской мечты и исследованием фантастически красивых — для заката эпохи PS3 — пейзажей реально существующих городов и провинций Америки, незаметно пролетает целый отрезок чужой жизни, словно ты только что три раза перечитал увесистый эпохальный роман. И чем дольше сидишь в обнимку с геймпадом, чем больше вскрываешь черепов обмотанной проволокой битой, чем тщательней исследуешь оставленные сообщения давно умерших персонажей, тем лучше понимаешь законы окружающей действительности и, в общем-то, взрослеешь прямо на глазах.

В итоге оказывается, что с помощью разрушенного мира будущего очень удобно по кусочкам препарировать мир современный — целый и невредимый, а фантастический сурвайвл-экшен о зомби превращается буквально в зеркало нашей реальной действительности. Действительности, в которой самым страшным противопоставлением нашей любимой и уютной культуре являются отнюдь не уродливые зомби с наростами на лице, а люди, ради собственного комфорта готовые усугублять итак кошмарные условия пандемии. Нечто похожее сейчас переживаем и мы с вами, когда причиной катастрофы становится не сам вирус, а попустительство и идиотизм.

Naughty Dog еще семь лет назад дали нам понять, как может выглядеть доведенная до крайности социальная сторона пандемии и как должна работать нарративо-центрична игра, которая не держит геймера за дурака, несмотря даже на огромный бюджет. Провести 15 часов в мире The Last of Us стоит хотя бы ради того, чтобы понять, откуда игровая индустрия текущего, уже уходящего, поколения консолей получила один из самых главных пинков, и какой пендель получим мы с вами, если все сейчас поедем на шашлыки.

The Last of Us красиво состарилась и по-прежнему остается одной из лучших игр на свете. Крайне рекомендую пройти ее в ожидании продолжения, а если уже прошли, но абсолютно ничего не знаете о второй части, то почитайте превью на сиквел от автора «Тихого места».